A A A






Режиссер Анатолий Васильев

Мария Квашнина

В Пермь на Дягилевский фестиваль приехал театральный режиссер Анатолий Васильев, один из тех людей, которые почти не дают интервью и не проводят мастер-классы. Поэтому 22 июня на встречу, организованную Пермским театром оперы и балета, собралось немало его поклонников и любителей кинематографа. Всё-таки мастер представлял свой первый полнометражный неигровой фильм «Осел». Но чтобы встретиться с режиссером и увидеть его работу, зрителям пришлось сначала искать вход в опечатанное здание торгового центра. А затемждать, пока организаторы исправят технические неполадки.

Перед показом Анатолий Васильев решил настроить собравшихся на просмотр. Он предупредил: «Не ожидайте привычного сюжета. Это пограничное кино между документальным и игровым». И действительно, такой киноленты, наверное, больше нет. «Осел» — это восемь новелл, в каждой из которых свой осел, и история только про него. «Это, конечно, аллегория, метафора или как еще назвать? Осел становится не просто животным, он очеловечен. Мне хотелось, чтобы он разговаривал. Но поскольку осел не человек и не говорит, есть титры, которые сопровождают весь фильм, как в немом кино», — делится автор своей идеей. Эти реплики животного позаимствованы у писателей и драматургов от Эсхила и Апулея до Хайнера Мюллера, Эрнеста Хемингуэя и Луиджи Пиранделло.

Пьеса последнего, кстати, должна была стать основой другого фильма, из которого и вырос «Осел». О создании ленты рассказал сам режиссер: «Должна была получиться другая большая игровая картина по пьесе «Обнаженные одеваются». Третья часть этого фильма проходила во время ослиных гонок. Это ежегодный праздник, который проходит практически по всей территории Италии. Но от той картины осталось только желание снимать гонки».

Гонкам на ослах посвящена четвертая история. Это бесконечный бег по кругу, напоминающий человеческую жизнь. Животные, словно люди, бегут, подгоняемые жокеями и не понимающие цели сего действа. Иногда останавливаются, бунтуя, или вовсе разворачиваются в другую сторону.

Вообще, с первой и до последней новеллы развитие идет постепенно, как бы от младенчества до старости. В первой части мы знакомимся с героями, которые пристально рассматривают зрителя из загона и пытаются что-то ему сказать. В последующих сценах мы можем, если не увидеть прямо, то понять, как животное ребенком резвится на винограднике, затем взрослеет, увядает, после чего наступает его смерть на скотобойне. Заключительная глава фильма под названием «Исход» показывает, как упрямца-осла пытаются увести куда-то за границы кадра, что в итоге и происходит. Так заканчивается жизнь героя, как и жизнь человека. Где-то за пределами нашего обзора.

«Осел» к тому же отсылает нас к классической литературе, к истории. Так, одна новелла напоминает нам о мифе про Медею, сбежавшую со своим возлюбленным Ясоном в Грецию. В другой — мы видим строки из «Метаморфоз» Апулея или из стихотворения Тонино Гуэрры «Страшный рай».

Но при всех достоинствах фильма нельзя не сказать о том, что смотреть его нелегко. Почти три часа зрителю приходится наблюдать на экране практически не сменяющиеся пейзажи и повторяющиеся действия. К примеру, бесконечно долгое путешествие осла и человека по проселочной дороге или нудное чтение кулинарной книги на итальянском. 

Этот неторопливый или даже тягучий фильм требует внимательности. Нужно максимально сосредоточиться на смыслах, которые хочет передать автор. И статичная картинка заставляет зрителя искать эти смыслы, что требует немалых усилий. Это можно сравнить с постановками Оперного театра, требующими того же от зрителя — труда. Лишь тогда он сможет получить удовольствие.


48
0
29 июня 2018
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".