A A A






Кадр из фильма ««Страсти Жанны д’Арк» (реж. Карл Теодор Дрейер)

Мария Квашнина

В киноклубе Пермского театра оперы и балета 22 и 23 мая прошли показы, посвященные премьере драматической оратории Артюра Онеггера «Жанна на костре». Зрители увидели «Страсти Жанны д’Арк» Карла Теодора Дрейера и «Процесс Жанны д’Арк» Робера Брессона. Оба фильма рассказывают о последних днях жизни национальной героини Франции, но датский и французский кинематографисты по-разному расставили акценты в истории Орлеанской девы.

Первый показ киноклуба открылся немой психологической драмой «Страсти Жанны д’Арк» 1928 года. После создания фильма киноведы и композиторы не раз искали подходящее звуковое сопровождение, хотя по задумке режиссера фильм нужно смотреть в полной тишине. Именно так Оперный предложил смотреть картину в этот раз.  Уже после сеанса организаторы показа отметили потрясающую тишину, царящую в зале при просмотре такого непростого, даже невыносимого фильма для современного человека, привыкшего к бесконечному потоку звуков. Такой эффект достигается благодаря мастерству актеров и максимальному использованию крупных планов. Последнее заставляло в деталях рассматривать безобразные лица судей и по-ангельски детское лицо главной героини (Рене Фальконетти), следить за ее эмоциями. Наверняка, каждый запомнил ее всепонимающий взгляд, полный слез, одновременно притягательный и пугающий. Сам Дрейер на многочисленные вопросы о том, почему в фильме нет звука, отвечал, что Жанна слышит голоса. То были святые, открывшие ей, что она избрана Богом и ей суждено спасти Францию. Однако ей не с кем поделиться этим, и даже если она будет пытаться что-то сказать, то получится разговор с глухой стеной.

На следующий вечер зрители увидели историко-биографическую драму «Процесс Жанны д’Арк» 1962 года. В основе картины – стенограмма судебных заседаний и знаменитая речь Жанны в Руане. В фильме Брессон старался максимально объективно показать процесс над Жанной д’Арк. Ленты Дрейера и Брессона рассказывают об одной истории, герои часто используют одни и те же фразы. Однако на завершающем встречу обсуждении зрители сошлись на том, что фильму Дрейера вызывает больше доверия. Он лишен той «механичности», которая есть у Брессона. Если в «Страстях…» героиня не скрывает своих эмоций, переживает в себе каждый ответ, выдерживает паузы, то в «Процессе…» она словно зачитывает уже готовые ответы, наперед зная вопросы судей. Многие пришли к выводу, что первый фильм посвящен внутреннему процессу, страстям, происходящим внутри Жанны. Второй же — внешнему процессу, процессу создания мифа вокруг нее. Поэтому Брессон и сосредотачивает свое внимание на действиях: как Жанну приводят в зал суда и уводят, как она сидит в камере, как разговаривают между собой судьи. Это различие заложено и в названиях фильмов.

Показ был приурочен к премьере драматической оратории Артюра Онеггера «Жанна на костре», которая откроет Дягилевский фестиваль. Режиссер постановки Ромео Кастелуччи подчеркивает: «Это нетипичная опера, потому что главными персонажами являются актеры. Безусловно, это было желанием самого Онеггера и Клоделя задействовать на сцене актеров и таким образом добиться интереснейшего смешения театра и оперы». Премьерные показы пройдут 14, 15 и 16 июня в Пермском театре оперы и балета.


199
0
28 мая 2018
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".