A A A






Анастасия Кожевникова

В октябре впервые за долгое время все обсуждали новое российское кино, прежде всего, «Аритмию» и «Матильду». На этом фоне в критике тихо, но уверенно наметилась тенденция разговора о новых молодых режиссерах.

Новых режиссеров интересуют новые герои. Александра Хазина для Glukk.com поговорила с создательницами документального проекта Young Russia о современных девушках, и их видении мира, политики и роликов о себе.

Интерес к людям по другую сторону камеры обратили «Афиша», «Коммерсант» и «Сеанс». «Коммерсант» поговорил с режиссером фильма «Мифы» Александром Молочниковым об «умных артистах», спорах с актерами и, конечно, легко ли быть молодым режиссером.

«Афише» для проекта «Чего хотят молодые режиссеры» отвечал на простые, но любопытные вопросы анкеты Александр Хант, снявший «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», после которого к нему приклеился ярлык «Русский Тарантино». Там он заявляет, что, похоже, его настоящим призванием была астрономия и лучший российский фильм 2010-х годов — это «Он вам не Димон».

После такого краткого знакомства можно прочитать о Ханте более подробно в интервью Андрея Гореликова для «Сеанса», где режиссер уже меньше говорит о себе и больше — о «ренессансе 90-х» и нелюбви зрителя к российским фильмам.

Весь октябрь две картины доказывали несостоятельность последнего словосочетания: «Аритмия» и «Матильда». Если от ненависти до любви некоторые зрители, возможно, смогли пройти путь, то критики встретили новый фильм Алексея Учителя довольно прохладно, вспомнив «летящий шарфик», но отдав должное выбору актеров с непривычной и нужной для отечественного кино телесной культурой. Наиболее внятно о том, почему не сложилось, написал в «Сеансе» Василий Степанов: «Матильда» во всем предельно буквальна. Если нужно сказать о любви — в кадре появляется человек с букетом. О страсти — поджигают Данилу Козловского. Нужно продемонстрировать верноподданнические чувства — играют на белом рояле «Боже, царя храни».

Совсем по-другому случилось с фильмом Бориса Хлебникова. И в рецензии для «Искусства кино» Алексей Медведев объясняет, почему режиссер «новых тихих» наконец-то выстрелил с очередным фильмом про хороших людей: «Каждая деталь, от цветочных обоев на кухне героев до марки кипрского пойла, которым упивается Олег, несет свой смысл, но ни разу (почти ни разу) этот смысл не переливается из приютившей его художественной реальности, впервые созданной Хлебниковым с такой умелой и артистичной незаметностью».

В «Афише» Станислав Зельвенский тоже поет оду «Аритмии» (список восхищенных, впрочем, можно помножить минимум еще на пять), где делает другие предположения, почему именно этот фильм люди приняли. Например, такое: «И режиссер, и его замечательный оператор Алишер Хамидходжаев знают толк в красивой — не красивенькой — картинке и при этом вплоть до финала старательно вытравливают в кадре даже намеки на красоту, так что актерам негде спрятаться».

О том, что действительно люди приняли, можно понять из текста с дискуссии врачей после фильма, которую можно считать отдельным произведением саму по себе — настолько она самодостаточна. 


197
0
31 октября 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".