A A A






Анастасия Кожевникова

В новом фильме Софии Копполы (в российском прокате его, к сожалению, назвали «Роковое искушение», хотя оригинальное название переводится как «Обманутый») есть всё, за что её любят: ощущение тихого ужаса, красивые актрисы и странная полуприторная условность мира.

Во время гражданской войны в Америке существует пансионат для девочек с очаровательной мисс Мартой, которая может и операцию провести, и солдат с пистолетом встретить. Как-то одна из воспитанниц Эмми пошла за грибами и привела раненого солдата вражеской армии, которого девушки из христианских соображений начали выхаживать и влюбляться в него, стоило ему сказать: «У тебя был кто-то до войны?»

Непонятно, как складывалась их жизни до войны, но в военное время как будто ничего не поменялось. Ходят они почему-то в шикарных платьях, в кладовой полно еды, есть бренди (и бурбон в погребе) и вообще всё спокойно. Только за деревьями вдалеке постоянно слышны выстрелы и окружающий лес кажется зловещим с первых кадров.

Это ощущение есть во всех фильмах Копполы: за весельем Марии-Антуанетты чувствуется холодок надвигающейся трагедии, за прелестными улыбками сестёр Лисбон из «Девственниц-самоубийц» то же напряжение. На эту обманчивую лёгкость бытия намекали и название, и холодная, даже хищная красота Кирстен Данст (не зря же она начинала карьеру с роли подружи вампира), которая в новом фильме Копполы, правда, немного раздобрела.

У отца Софии, Фрэнсиса Форда Копполы, ужас творится здесь и сейчас: бандиты отстреливают врагов на глазах зрителей, рушатся судьбы. У Софии Копполы же все распространяется незаметно: «Она, словно больное дерево, заразила своих сестёр».

В «Роковом искушении» совершенно безучастным и, безусловно, проигрывающим Клинту Иствуду остаётся персонаж Колина Фаррелла. Однако это не бессмысленное соревнование с фильмом Дона Сигела «Обманутый» 1971 года, хотя многие сцены и диалоги, имена героев (и даже их типажи) практически полностью повторяются. Копполу интересует нечто совсем другое.

Все персонажи «Обманутого» — хорошие люди, которые иногда по вполне понятным причинам мстят сгоряча. У Копполы персонаж Колина Фаррелла в гневе сходит с ума, милые воспитанницы тоже, потому что их мир — другой. Они не ушли от какого-то первобытного страха познания, только догадываясь, как в эссе Ивана Давыдова, что «я — не волк, а вот мы — волк».

В фильме 1971 года зрители легко заглядывают в лес воспоминаний настоятельницы школы, где она целовалась с братом. В картине Копполы мы так и не узнаём, что таится внутри мисс Марты, которая предпочитает помолиться после стаканчика бренди.


447
0
9 августа 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".