A A A






Анастасия Кожевникова

В Перми вышла в прокат абсурдистская комедия «Самокритика буржуазного пса» Юлиана Радльмайера, которого называют новой надеждой немецкого кино, но только в качестве призрака. Призраком комедии и антиутопии можно считать и его новый фильм.

Одним из главных героев Радльмайера в этот раз становится он сам, молодой режиссер, который живет на пособие и хочет получить грант на сценарий. Для допинга ему не хватает любви, к счастью, юная Камилла соглашается поехать с ним на яблочную ферму «Оклахома», чтобы исследовать жизнь рабочих при позднем капитализме. Там герои пытаются создать лучший мир, а затем в Италии («Где никому не нужно работать», — как мечтательно замечают работники во время чтения «Анны Карениной») пытаются следовать заветам монаха Франциска Ассизского с яблочной фермы и искать рай на Земле коммунизм без коммунистов. Эту идею Радльмайер позаимствовал у французского философа Жака Рансьера, как и многие другие. Поэтому фильм получился очень насыщенным во всех смыслах. Трейлер сообщает зрителям о неожиданных поворотах в фильме, их же можно считать вывертами — переворотом наизнанку.

Итак, в фильме очень много вывертов, в том числе нарративных. Например, сначала зритель смотрит картину, рассказанную автором-буржуазным псом (хотя Камилле он представлялся как режиссер-коммунист); затем зритель — беспристрастный наблюдатель; после оказывается, что мы смотрим мир глазами героев, которые смотрят фильм про самих себя. И затем снова видим продолжением глазами режиссёра, превращённого в пса.

Это превращение — один из многих сюжетных вывертов, не считая свержения диктата буржуа на пару часов, превращения праздника неожиданной свободы в попойку и главного — появления Франциска Ассизского. Постоянное привнесение внезапного «вдруг» просто необходимо автору, так как зритель насыщенных до предела цитатами диалогов начинает откровенно скучать.

Но не так важно, что говорят герои, важно скорее, как они это делают. «Самокритика» —очень пластическое кино, мимике и пластике автор придавал большое значение. Люди физически не поспевают за своими идеями, теряются в этих уже смысловых вывертах. Новые миры возникают и распадаются мгновенно, никто не успевает даже съесть яблоки.  Фильм при этом массивен как громадины геометричных декораций в начале картины.

Будь этот фильм текстом, его бы назвали кирпичом. Но это совершенно не означает, что он не может никого огорошить в нужный момент. И здесь его насыщенность цитатами и в диалогах,  и в кадре придется как раз кстати.


642
0
12 июля 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".