A A A






Сергей Петуров

Продолжаем знакомиться с киноклубами «Пермской синематеки» и их модераторами. Сегодня о клубе «Модное кино» расскажет его ведущая — преподаватель и социолог Юлия Папушина.

 — Юлия, чем вы занимаетесь и что вас связывает с «Премьером»?

 — Я преподаватель Высшей школы экономики, кандидат социологических наук. Сфера моих научных интересов — это культурное потребление, то есть зачем и как люди ходят в театры, в музеи. Кроме того креативные индустрии и социология моды.

С «Премьером» меня ничего особо не связывает, кроме того, что я веду киноклуб. До меня «Модное кино» вела Вероника Оганесян, которая широким массам известна как Вероника Даль. Я ходила туда как зритель. Мы с ней на этой почве познакомились, общались, и, в конце концов, она предложила мне взять этот клуб, когда ей некогда стало этим заниматься.

 — Почему вы решили заниматься исследованиями моды?

 — Отчасти это такая детская история. Я вообще визуальный человек и очень люблю картинку. Наверное, роль сыграли журналы, которых я видела будучи школьником, подростком. Это модные журналы, в том числе довольно старые советские.

Мода для меня интересный объект социологического исследования. Свою диссертацию я писала под руководством человека, который написал одно из первых систематических исследований моды на русском языке. Это Александр Бенционович Гофман. И мне его книгу пришлось прочитать всю и выучить, потому что по-другому он меня бы, конечно, не признал. Поэтому я на автомате наблюдаю за какими-то вещами и думаю об этом социологически.

 — Как вы отбираете фильмы для показа?

 — По-разному. Вообще, я думаю о том, что хочу сказать зрителю. У меня есть какое-то представление о моде в голове, я понимаю, что мода это гораздо шире, чем фасоны платьев.

В этом месяце мы смотрим шпионские фильмы, и я, естественно, выбираю фильмы, которые интересны с визуальной точки зрения и с точки зрения того, что представляют модели какого-то модельера. В прошлом месяце мы смотрели детективы. Я люблю жанр детектива. Это очень интересный жанр, и существует много детективов, где работали хорошие художники по костюмам. В марте я делала в «Премьере» выставку «Дефилировать по-советски» и показывала советское кино, так или иначе связанное с модой. Я знаю, что в Перми хорошее, легкое на подъем сообщество любителей Театра оперы и балета. Поэтому я решила, что имеет смысл сделать программу «Мода и балет». Я ее сделала, и это было здорово, потому что люди пришли. Темой может стать все что угодно.

 — А есть кино, которое точно не попадет в репертуар клуба?

 — Да. Очень умное. Интересные костюмы и сильно интеллектуальное кино, на мой взгляд, как-то не очень пересекаются. За исключением, пожалуй, Питера Гринуэя, «Повар, вор, его жена и ее любовник» — там Готье делал костюмы, и «Техносекс», где костюмы делал Ямамото. Конечно, если бы я делала образовательную программу для студентов, все выглядело бы иначе. Но я учитываю то, что люди все-таки ходят в кино, по крайней мере в клуб «Модное кино», не только чтобы просвещаться.

 — Что вы обсуждаете в первую очередь вместе со зрителями?

 — Мы не всегда обсуждаем фильмы. Я что-то говорю перед фильмом, ну и если фильм короткий, и я понимаю, что имеет смысл разговаривать с людьми, то мы его обсуждаем.

Часто я рассказываю об актерах, которые играют в фильмах, и режиссерах, которые снимали фильмы, потому что не все знают Джозефа Дассена, не все знают Питера Устинова, не все знают Мелину Меркури. И часто, конечно, я рассказываю о художниках по костюмам, которые делали те или иные фильмы. Потому что, например, благодаря Теодоре Ван Ранкл, которая блестяще сделала фильм «Бонни и Клайд», стали актуальны ретро-тренды в одежде. Пока она не создала такой красивый, гламурный образ в стиле 30-х для Данауэй и Битти, никто не фанател от стиля 30-х. После этого фильма все стали носить такие береты, такие костюмы.

Или вот «Король и я» — мюзикл, который делала Ирен Шарафф — породил моду на таиландский шелк. До фильма Ирен Шарафф с трудом смогла найти где-то занюханный магазинчик с таиландским шелком. После фильма импорт таиландского шелка стал очень прибыльным бизнесом.

 — А кто приходит к вам на киноклуб?

 — Как преподаватель потребительского поведения, я могу сказать, что потребители вообще очень изменчивы и совершенно непредсказуемы. Меня потрясло до глубины души, когда я поставила фильм «Китайский квартал», и у меня было 15 человек. Это очень много! А на какие-то вещи, которые, как мне казалось, должны бы заинтересовать людей, приходит 2-3 человека. Совершенно непредсказуемо.

— У вас есть какие-то ожидания от клуба, какая-то цель?

— Нет. Единственное только, я, конечно, лучше стала ориентироваться в кино, примерно представляю, что я буду показывать студентам, например, когда буду читать социологию моды.

Я влюбляюсь в каждый фильм. Ты не можешь показывать фильм, если тебе он не нравится. Я не киноман, не синефил, но для меня это такой способ самообразовываться, не сильно напрягаясь. И я не ломаю себя, потому что смотреть артхаус — это зачастую сильно на любителя. А когда тебе приходится разбираться с биографией того же Питера Устинова, например, это, знаете, хороший опыт. А вообще, мне просто прикольно.


614
0
9 июня 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".