A A A






Сергей Петуров

Полетав по различным фестивалям и смотрам и насобирав там наград и преимущественно положительных отзывов, на экраны выходит «Птица» Ксении Баскаковой — неоперившееся «Королевство полной луны». Фильм о том, как, возлюбив ближнего своего, мы излечиваемся не только от одиночества, но и от многих душевных и даже физических недугов.

Маленькая девочка Катя и взрослый рокер Птицын знакомятся в клинике для больных туберкулезом. Закрытая его форма не раз подчеркивается, дабы показать трагичность их покинутости. Они изолированы от общества не по воле внешнего Рока, делающего их опасными для здоровья окружающих, а по воле внутреннего рок-н-ролла, который влечет их к честности и полноте жизни, что не менее опасно для мелочных, коварных или погрязших в бытовых делишках обывателей, какими представляются главные злодеи фильма — друзья-предатели и мама-кукушка.

Найдя этот общий знаменатель, герои начинают свой «проклятый путь». Катя встречает в Птицыне отца, который способен заставить ее принимать лекарства и показать ей красоту и драйвовость мира. Птицын видит в Кате ангела, которому предстоит спасти его не только от похмелья, но и от морального разложения, карьерного краха и самой настоящей смерти.

Ксения Баскакова хотела рассказать простую, но глубокую сказку в стиле Уэса Андерсона, и влияние этого режиссера-перфекциониста видно невооруженным глазом. Как амбициозный птенец, который учится летать на примере опытного кумира, Баскакова выстраивает каждую сцену так, чтобы ее можно было охватить единым кадром, а камера могла перемещаться от одного действия к другому. Однако то ли из-за рок-н-рольной тематики, то ли из желания поскорее выпорхнуть из гнезда, Баскакова в некоторые моменты занимается эклектикой, встраивая в претендующий на визуальную отточенность видеоряд фишки, вроде клипового монтажа. От этого отсутствия цельности и без того не по-андерсоновски бедный в дизайнерском плане графический стиль не передает атмосферы сказки, в которую зритель может-таки окунуться, если примет правила созданного режиссером мира. Мира, где в элитной (судя по интерьерам) больнице работает в доску некомпетентный персонал, центральные СМИ волнует вопрос о размере шпили-вили не самого успешного продюсера, а люди в диалогах упоминают некоторые экспозиционные вещи, которые должны бы передаваться иначе. Именно в этом мире, где фокус внимания смещен с узколобого реализма социально-ролевых отношений на отношения межчеловеческие, даже самый отъявленный взрослый может понять ценность таких сокровищ, как любовь, самоотверженность, оптимизм.

В этом мире внешнее, напускное вступает в борьбу с внутренним, которое все равно вырывается наружу в бессознательных деталях, и к ним создатели фильма отнеслись «как трепетные птицы». Так, добрый, общительный и доверчивый на первый взгляд Птицын в душе пуст, озлоблен и замкнут, что стало причиной выбора им профессии, ведь только на сцене он может без вреда (и даже с пользой) выплеснуть всю свою панк-сущность. А внешне циничная девочка Катя на деле является беззащитным, наивным и ранимым птенчиком, что выражается не только явно в поступках, но и в ее одежде, которая, по контрасту с одеждой Птицына, всегда более светлых цветов.

Цветовая символика и просто игра с цветами — еще один «привет» Андерсону. Эта игра повсюду в фильме, где, конечно, по мере финансовых и прочих возможностей создателей, исключены полутона, и красное – это красное, бирюзовое – это бирюзовое, а папки с документами всегда синие и зеленые, и все это работает на то, чтобы зритель смотрел на мир фильма прямолинейным взглядом ребенка с рок-н-рольной жилкой. Как индикатор внутреннего мира героини цвет ее одежды меняется по ходу ее развития, взросления и большей взаимоинтеграции с Птицыным: от белого больничного белья, которое носит еще слепой беспородный птенец, до черного оперения, которым покрыт отрывающийся на сцене вороненок.

Получив от Птицына жизненные ориентиры и направление полета, Катя привнесла в его существование лучик жизни и цель, которую он в свое время потерял. Эта взаимоинтеграция, к которой приходят герои, — тот самый баланс, поиском которого были увлечены создатели фильма, делая пространство вокруг героя максимально пустыми, когда нужно было показать отчужденность и потерянность, а каждый кадр исполняя симметрией.


1040
0
19 мая 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".