A A A






фото Тимур Абасов (интернет-журнал «Звезда»)

Татьяна Кузнецова

В 2006 году на площадке «Премьера» появилась «Пермская синематека» — амбициозный медиаобразовательный проект, нацеленный на просвещение зрителя через кино. Важной частью Пермской синематеки стали киноклубы. Они как нельзя лучше справляются с масштабной медиаобразовательной задачей: охватывают широкую аудиторию и показывают авторские фильмы, кино о моде, музыке, экспериментальное кино, национальный кинематограф…

В настоящий момент в «Премьере» работает около четырнадцати киноклубов, имеющих собственную неповторимую программу и ведущих — энтузиастов и поклонников кино. Вместе с «Субтитрами» знакомимся с их кураторами — сердцем клубов — и рисуем себе карту кино на все случаи жизни. Начнём с одного из самых известных киноклубов «Премьера» — «Короткого замыкания». «Короткое замыкание» — клуб, посвящённый анализу и разбору авторского кино. Ведущий — Дмитрий Бронников, в прошлом рок-музыкант.

— Как ты полюбил кино?

— Кино я любил с детства, но никогда не думал, что моя работа будет с ним связана. Свой отпечаток наложил «Премьер», где я сначала был просто зрителем. Киноцентр — своего рода «место силы», очень затягивает. В какой-то момент захотелось не просто смотреть фильмы, а обсуждать их с теми, кому это тоже интересно, делиться впечатлениями и эмоциями от просмотра. Сейчас я работаю в «Премьере» уже почти пяти лет.

— А как ты попал в «Премьер»?

— Пришёл совершенно случайно. Я вообще геолог по образованию. Многие удивляются, говорят, что ты тут делаешь? После университета я долго не мог найти работу и был готов на различные подработки. В то же время ещё и кинематографом сильно увлекался, сюда ходил как зритель: жил в общежитии на Белинского, было близко ходить. Наткнулся на объявление во Вконтакте «требуется администратор», и пошло-поехало. В итоге я работал и администратором, и кассиром, и гардеробщиком, и заместителем директора по прокату, и в рекламном отделе как ведущий клубов. «Премьер» даёт широкое поле для реализации. Если в одном направлении что-то не получилось, у тебя есть возможность попробовать себя в другом.

— Как так случилось, что ты прошёл путь от гардеробщика до ведущего киноклубов?

— Виновата любовь к кино. На грани безумия. Я смотрю очень много фильмов. И плохих, и хороших — чтобы быть в курсе тенденций современного кино. Стараюсь в день хотя бы один фильм посмотреть, бывает, что и больше. Бывает, даже сном жертвую. Эта зацикленность на кинематографе и держит меня. Я чувствую, что здесь я на своём месте.

— Как ты решил организовать «Короткое замыкание»?

— Идея организовать такой клуб была достаточно давно, но долго не получалось её сформулировать. Когда клуб появляется, нужно обосновать концепцию, зачем он нужен. Тогда у нас не было клубов на авторскую, может быть, даже артхаусную тематику. Я решил, что пришла пора занять эту нишу. Получилось, на мой взгляд, вполне удачно: люди ходят, людям интересно. В начале были один-два зрителя на первых показах. Но люди сходили, им понравилось – они рассказали своим знакомым. Процесс небыстрый. А сейчас человек приходит в «Премьер» и говорит: «Мне, пожалуйста, на “Короткое замыкание”». Зритель даже не называет фильм. Он приходит именно на клуб.

— В своём клубе ты показываешь артхаусное кино?

— Изначально клуб назывался «клубом артхаусного кино», но это достаточно узкая ниша, и к тому же артхаус — расплывчатое определение. Поэтому я решил, что правильнее будет остановиться на «клубе авторского кино». Мы смотрим фильмы, в которых четко прослеживаются стиль режиссёра или характерные приемы направлений. Например, были у нас месяцы азиатского кино, где мы смотрели фильмы Такеши Китано. Но чаще всего тематика месяца — творчество отдельно взятого режиссёра: в хронологической последовательности мы со зрителями прослеживаем его путь от начала к более поздним работам. Смотрим, как менялись его взгляды, его техники и приёмы.

— Как ты выбираешь, что показывать?

— Иногда зрители сами выбирают тему. Но, честно скажу, имеет место быть вкусовщина. Это субъективный подход, но интереснее показывать и рассказывать о тех фильмах, которые тебе близки по духу. Если ты показываешь фильм режиссёра, творчество которого тебе непонятно, то что ты расскажешь зрителям?

— Сложно вести киноклубы?

— Сложно. Выматывающее даже. Общение с людьми — процесс, который из тебя забирает силы, тем более, если всего себя отдаешь без остатка. Я после клуба прихожу домой и плюхаюсь на диван. Сил совершенно нет никаких, но ощущения на душе при этом прекрасные.

— Кто твой зритель на «Коротком замыкании»?

— Нет какого-то одного чётко ограниченного сегмента. Аудитория в спектре от старших школьников до пенсионеров. В моменты обсуждения, когда люди начинают общаться между собой, границы возраста стираются. Возникает дружеская домашняя атмосфера: единомышленники собрались здесь обсудить то, что всем интересно.

— Ты улавливаешь реакцию зрителя? Она есть?

— Да, реакция зрителя есть, и это самое важное. Согласись, что киноклуб, когда нет диалога, не очень похож на киноклуб. Общение со зрительным залом, получение в ответ какой-то реакции — этим определяется само существование киноклуба.

Мне нравится момент, когда я приезжаю домой вечером после показа, захожу в Вконтакт, а там люди с показа мне пишут «Дмитрий, я долго думал, я сразу не могу выразить свою точку зрения» или «я стесняюсь говорить при большом количестве людей». И давай такими абзацами большими писать… Приятно осознавать, что люди не остались равнодушными к твоим усилиям: им есть что высказать, есть что обдумать.

Бывают совсем забавные ситуации. У меня есть киноклуб «Ретро» для пенсионеров. Когда я работал кассиром, вечером мне звонила какая-нибудь бабушка: «Дима, слушай, я вот что-то не поняла в сегодняшнем фильме, который мы смотрели. Ты, давай-ка, объясни мне!». И я ей по телефону в перерывах между продажей билетов сидел и объяснял.

— В конце обсуждения вы со зрителями приходите к какой-то общей константе?

— Чаще других на обсуждении я произношу: «Спорить не будем. Все останемся при своих мнениях». Я не припомню, чтобы хоть раз все зрители единодушно сошлись в одном мнении. Позиции  отличаются, и это хорошо. Значит, люди осознают свой индивидуальный подход, не стремятся к тому, чтобы их мнение совпало с точкой зрения всего зрительского зала.

— Почему название клуба «Короткое замыкание»? Это метафора?

— Иногда заходишь в зал после фильма, смотришь на лица людей и такое ощущение, что у них в голове произошло короткое замыкание.


845
0
14 апреля 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".