A A A






Сергей Петуров

«Кинематограф полон дерьма», – можно сказать, перефразировав одного из персонажей «Простых сложностей Нико Фишера». Неудивительно поэтому, что фильм, взявший шесть важнейших статуэток главной кинопремии Германии «Лола» в 2013 году (обойдя, к слову, «Облачный атлас»), прошел почти незаметно за пределами родной страны.

Режиссерский полнометражный дебют Яна Оле Герштера, успевшего ранее поработать с тем же Тыквером, сравнивают то с «Милой Фрэнсис» из-за схожих сюжетов и главных героев, то с «Кофе и сигаретами» из-за черно-белой картинки и обилия кофе и сигарет. Родство с фильмом Джармуша видится и в неспешном повествовании, движимом забавными сценками-диалогами. Правда, в «Нико Фишере» нелепые на первый взгляд персонажи в глубине души оказываются людьми трагичной судьбы, наподобие «Таксиста» Скорцезе, которого они цитируют неспроста. По ходу фильма они становятся тем человечней и ближе зрителю, чем с большей простотой и легкостью Герштер показывает их нам, не заставляя, а как бы приглашая их рассказать свои истории.

Оригинальное название фильма «Ohboy» – расхожая английская идиома-междометие, употребляемая, в частности, когда все идет не так, что-то вроде русского: «Блин, похоже у тебя проблемы». Это не случайно, ведь проблемы в фильме поголовно у всех, причем проблемы эти довольно экзистенциального характера.

Прикуривающий от тостера Нико Фишер не имеет ни работы, ни каких бы то ни было жизненных ориентиров. Его жизнь проходит бесцельно в бесплодных меланхоличных как бы размышлениях о смысле. Примерив на себя удобный образ лишнего человека, Нико вовсе не стремится как-то решить свои проблемы: расходится с влюбленной в него девушкой, отказывается от любых предложений работы и всегда говорит, что у него куча дел. Кажется, единственное, чего хочет Нико, – это спокойно выпить чашечку кофе, и на пути к этой непростой задаче ему встречаются не менее потерянные и погрязшие в иллюзиях личности.

Например, единственный друг Нико, Матце, в прошлом – подающий надежды актер, зарывший свой талант в ожидании «лучших предложений» и как будто пытающийся пробиться в кино. Или бывшая одноклассница, в прошлом – влюбленная в Нико толстая девочка-изгой с попыткой суицида в багаже, ныне – как будто успешная женщина-без-комплексов, сублимирующая на сцене современного как бы театра.

Ни к кому из них Нико ничего не чувствует. Его не трогают ни сюжет фильма о любви офицера СС к еврейке, ни душевные излияния соседа, вынужденного после смерти сына жить в подвале, пока его жена день и ночь готовит невкусные печенья. Он не может по-настоящему злиться ни на самоутверждающегося за его счет чиновника-гомосексуалиста, ни на разбившего ему нос чувствительного гопника с травмой детства, ни даже на отца, из благих намерений и обиды за сыновью неблагодарность переставшего спонсировать его «искания».

Родство Нико чувствует лишь с бабушкой одного из персонажей, готовой пожертвовать своим высокотехнологичным креслом ради иллюзии хоть какого-то общения, и старичком-алкоголиком, что «разучился понимать людей». Они втроем, в отличие от других, не просто выпали из безумного скоростного капиталистического мира, но и оставили любые попытки как-то держаться на плаву в силу их очевидной бессмысленности. Подчеркивает этот пафос излюбленная в авторском кино метафора, когда главный герой идет в противоположную толпе сторону, как лист, плывущий против течения только оттого, что не плывет никуда.

Старичок принес сыгравшему его Михаэлю Гвиздеку статуэтку за лучшую мужскую роль второго плана. Этот старичок словно прожил всю свою жизнь для того только, чтобы рассказать ее Нико, и подвести тем самым итог жизней обоих. В его «я не смогу кататься на велосипеде по этим осколкам» – обвинение всему обществу, которое в своих «важных» проблемах не замечает простых сложностей простого человека, развивающихся в серьезные болезни, разрушающие само же общество изнутри. Эта встреча – самая сильная в эмоциональном плане – с одной стороны показывает, как безысходно положение Нико, но с другой – дает надежду, что Нико теперь обретет-таки смысл жизни, неуловимый, как чашечка кофе.


2026
0
27 марта 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".