A A A






Анастасия Кожевникова

Самое прекрасное и самое ужасное, что могло произойти с фильмом сооснователя телеканала «Дождь» Веры Кричевской «Слишком свободный человек», случилось. Да, это сборник «говорящих голов» (каждая из которых необычайно интересна, но тем не менее). И да, это картина о времени и истории в самом широком смысле, портрет эпохи.

В картине много кадров молодого, кудрявого Немцова, где он в сером свитере рассуждает, что интеллигенция во власти — это ненадолго. В фильме он уже губернатор, ни слова о том, каким он был талантливым учёным. Это объяснимо в фокусе Кричевской оказывается именно эта стороны 90-х хождение интеллигенции во власть.  А Немцов просто оказался слишком свободным, потому и в Кремле продержался долго. Однако жизнь его от этого длиннее не стала. 

Кроме кадров ранних интервью, в фильме есть множество фрагментов редчайших съемок. Игра на теннисном корте Ельцина и Немцова, когда «отец русской демократии» сказал сакральное: «Можно его в президенты метить» (эту навечно упущенную возможность стать преемником Ельцина потом считали проклятием Немцова). Но есть и другие редкие кадры, человечные. Например, поразительные откровения бизнесмена Михаила Фридмана и политика Алексея Навального. Один не принял Немцова на работу, боясь финансовых проблем, а другой просил публично не поддерживать его на мэрских выборах, боясь проблем рейтинговых. И в том, и в другом случае Немцов не показал «ни тени обиды», но ясно, что всё это не увеличило длину тоненькой нити жизни, связывающей весь фильм. В «Слишком свободном человеке» были использованы и кадры из другой картины о политике «Мой друг Борис Немцов» Зоси Родкевич.

Работа Родкевич была об уже стареющем герое новостных телеканалов, который всё ещё по инерции флиртует со всеми девушками, встречающимися на пути. Режиссер рассказывала, что снимала Немцова «близкой камерой» (естественно, не подозревая о будущей трагедии), и это может раздражать зрителя, не готового к такой внезапной «близости» с Немцовым. И были зрители, которым он после фильма не понравился, говорили: «Такой нарцисс». Но это был тёплый, настоящий образ человека, который жил вместе с нами ещё недавно, не телевизионные картинки. Хотя у Родкевич и встречались сцены русской жизни разговоры со случайными прохожими или купание в проруби, но такой временной панорамы, как у Кричевской, у неё не было. Была, правда, нечаянная попытка сакрализации. Но закономерно появляется вопрос, можно ли винить в этом автора, ведь мало кто устоял бы снять его речь на митинге, когда выше только небо.

Удивительно, как подобного удалось избежать Вере Кричевской, собрав близких друзей и знакомых Немцова, и в самом начале фильма задав в четырех словах образ, за раскрытием которого зритель будет наблюдать почти два часа. Этот образ стал практически штампом  — «Слишком яркий, свободный человек». Фильм получился с нужной степенью отстраненности. Такой трезвый подход позволил режиссеру при помощи близких и дальних свидетелей найти ответы на вопросы, что произошло тогда, почему и зачем, не потеряв при этом теплоты отношения героев к Борису Немцову.

И пусть режиссер не хотела вести «зрителя за руку» (поэтому в фильме нет закадрового голоса), но ясно, что это попытка её и автора сценария Михаила Фишмана осмыслить настоящее через историю двадцати и десятилетней давности. В частности, понять, что стало со свободной прессой. В этой небольшой линии и раскрывается вся сложность и ложность представлений об абсолютной свободе.

А в линии с олигархами (с которыми Немцов сначала развязал войну, а потом оказался в одном списке через запятую в речи Владимира Путина), показано, как история всех уравнивает. И сейчас «последние станут первыми», а потом наоборот. Просто кому-то удается прожить это ярче и свободнее, чем другим. Хотя бы не так долго.


994
0
14 марта 2017
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".