A A A






Анастасия Кожевникова

О Рудольфе Нуриеве снято несколько документальных фильмов. Все они об одном — о ярком старте, безудержном обожании поклонников, яркой жизни и постепенном ее угасании. Фильм Евгении Тирдатовой  «Рудольф Нуриев. Остров его мечты» формально эту логику не нарушает: один и самых знаменитых танцоров прошлого века  выбирает турецкие ковры и килимы, при этом начиная вытанцовывать узор, путешествует и насыщенно живет, пока в его жизнь не вторгнется болезнь. Но это уже история о другом, тихом Нуриеве.

В этой картине зрители не очень часто видят лицо знаменитого балетмейстера, поначалу только человека, похожего на странника, облаченного во что-то восточное. И ассоциации небезосновательны — турецкую культуру он видел сродни русской, особенно в некоторых атрибутах кочевников, тех же коврах, которых Нуриев собрал целую коллекцию.  И этот образ вечного скитальца, в прямом смысле ищущего свою землю — остров Святого Николая, который будет принадлежать ему и будет его домом, связывает весь фильм.

Лицо Нуриева будет видно уже на кадрах из других фильмов, которые Тирдатова тоже решила оставить. Она как неистовый коллекционер собирает архивные фотографии, предметы, рассказы о привычках все, что имеет к нему отношение. Но неожиданным образом сохраняет ту степень отстранённости, благодаря которой картина переступает границу историй «Жизнь замечательных людей». Несмотря на то, что весь фильм говорят практически только о танцоре, зритель вдруг понимает, что картина не совсем о Рудольфе Нуриеве, это история об одинокой душе, о том, что связывает всех людей.

Режиссер скомпоновала материал одновременно бережно и смело. Бережно по отношению к людям, которые вспоминали этого легендарного артиста балета. При этом автор не побоялась включить спорные моменты интервью друзей, рассказывающих, например, о чувстве неприязни к Нуриеву из-за болезни. И все же это кино и про них, про людей, которые почему-то вспоминают его все время, говорят о нем, хранят совместные снимки и его вещи.

Именно через материальные предметы  режиссер показывает Нуриева. Прием для отображения мира танцоров не новый, его часто применяют, когда речь идет об описании жизни людей, познающих мир кинестетически, через ощущения. Но здесь эта манера приобретает несколько иное звучание — в предметах, принадлежащих артисту балета не так давно, еще чувствуется дыхание жизни. Неистовость, которую приписывали характеру и танцу Нуриева, уже оставила его в период жизни, который находится в фокусе Евгении Тирдатовой. Потому на первый план выходит чувство всепоглощающего одиночества, несмотря на бурную жизнь и окружение любимыми людьми. И это объяснимо — свое главное путешествие каждый совершает самостоятельно.  В этом разрезе «Остров его мечты» — повествование о человеческой судьбе в самом широком смысле, коллективная биография.


2484
0
13 декабря 2016
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".