A A A






Анна Мушина

Немецкий режиссёр Каролина Линк в 1996 году сняла фильм о жизни глухонемой семье в мире слышащих «За гранью тишины». Показ фильма в Перми проходил в киноклубе Дягилевского фестиваля – месте, где зритель имел возможность отдохнуть от работы и семьи. В результате встречи высказались почти все зрители, многие не сдержали эмоций, и каждый ушёл в созидательном настроении.

Для начала немного статистики: пользователи крупнейшего российского портала Кинопоиск и международного веб-сайта RottenTomatoes поставили фильму высокую оценку (7,8 из 10 - оценка Киномакс; 83% рецензентов написали положительный отзыв на RottenTomatoes). «Sight and Sound», ежемесячный британский журнал о кино пишет: «Фильм «За гранью тишины» не поучает нас о глухоте и не провоцирует на сопереживание. Тем не менее, он заставляет думать и чувствовать. Он достоин уважения». Но у меньшинства, которое сочло фильм не совсем качественным и уличило автора в игре на эмоциях, тоже осталось свое мнение.

У такого успеха есть несколько составляющих. Во-первых, Линк выбрала ироничную историю необыкновенной семьи, где у глухонемых родителей Мартина и Кай родилась не просто здоровая дочь Лара, а в будущем талантливая кларнетистка. Для них занятие музыкой – детская шалость и баловство, которое мешает учёбе и отдаляет от семьи. Во-вторых, картина метафорична: это наглядная история большинства семей, где родители в какой-то степени безучастны к успехам своих чад.

Фильм начинается с того, что испуганная грозой Лара вбегает в спальню к родителям и объясняет, как страшно одной в комнате, оттого что гром сотрясает всё вокруг, а молния беззвучна, как луна. «Что бы мы делали без твоих ушей», - отвечает ей папа и пускает дочку под одеяло. Как живёт такая необыкновенная семья? Идиллически: внутри - дома спокойно, там царит покой и умиротворение, и снаружи – проблем с коммуникацией в мире слышащих не возникает (Лара мастерски переводит устную речь на язык жестов и наоборот). Родителям с ней повезло, она смелая авантюристка, с ней хочется дружить, быть в курсе её мыслей и открытий, заражаться её энтузиазмом и азартом. Однажды, в канун Рождества, когда вся семья в сборе, у Лары появляется новый авторитет – сестра Маритна Клариса, которая открывает племяннице мир музыки. Лару мгновенно захватывают прекрасные звуки инструмента и желание овладеть им в совершенстве. Начинаются проблемы в учёбе и семье, но призвание дороже.

В художественном плане фильм включает характерные кинематографу девяностых черты: изображение грозы незатейливыми спецэффектами, затянутые кадры замедленной съёмки в эпизоде с юным Мартином или поддельные капли воды вместо слёз на лице младшей Лары – 11-летней актрисы Татьяны Триб. Но всё это слишком мимолётно, самое важное – сцены диалогов – остались неподдельными. Для режиссёра важна естественность, которая проявляется в общения между Триб и 43-летним Хоуи Сиго (Мартином).

Одна из зрительниц на обсуждении отметила: «Этот фильм о толерантности, несомненно». Мы забываем о преемственности. Для Мартина музыка – непонятное, бесполезное. Но Мартин и Кай не единственные глухонемые. Режиссёр даёт яркий эпизод для сравнения. В Берлине, куда Лара уехала поступать в филармонию, девочка знакомится с Томом, учителем в школе глухонемых. Том пригласил Лару к себе на урок. С тех пор, как у Лары началась новая жизнь вдали от дома, в общих планах и композициях кадра изменилась динамика: домашний покой сменился на бег и ускоренный темп самостоятельной жизни.

Каково было её удивление, когда Лара попала на занятие по музыке! Дети ложились на пол, пытались прочувствовать вибрации от звуковых волн, ловили ритм и танцевали! Музыка благодарна, она открывает им новый канал восприятия мира. В конце концов и Мартин это осознает, но пока...

Мы забыли о даре слышать и бываем глухи или слепы без уважительных причин. Это многим объясняется. Например, в информационном обществе человеку приходится быть избирательным в потребляемой им информации: её слишком много, поэтому важно научиться быстро принимать решения и отсеивать лишнее. В процессе такого спешного отбора мы упускаем важное. Известная история: социальный эксперимент в метро Вашингтона. Утром инкогнито, под видом бродяги-скрипача, один из величайших музыкантов мира Джошуа Белл играет сложнейшие классические произведения в холле станции. Из 1097 человек лишь 7 слушали дольше минуты, 27 не бегу успели бросить пару долларов в футляр скрипки, которая стоит $3,5 млн. Так за чем же гонится человек и почему не может воспринять красоту в неурочный час? Мы так невнимательны к миру голосов, шумов и шорохов. Мартин как-то спросил у взрослой дочери после очередного скандала и примирения: «Как звучит снег»? Это хорошее напоминание: мы забыли природу звуков.

Лара и Мартин преодолели грань тишины – серьёзный рубеж в межличностных и семейных отношениях, они долго к этому шли и приложили массу усилий. Фильм в первую очередь мотивирует на труд в становлении личностью, в отношениях с близкими, в терпении. В этом его основной созидательный посыл – после просмотра очень хочется сделать что-нибудь полезное. И, наконец, позвонить или сказать лично одну из последних реплик Мартина: «Я люблю тебя с тех пор, как ты появилась на свет».


2216
0
14 июля 2016
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".