A A A






Анастасия Кожевникова

Фильм режиссера Луки Гуаданьона «Большой всплеск» - идеальный ремейк «Бассейна» Жака Дере конца 60-х. Хотя бы потому что является совершенно самостоятельным высказыванием о современности, Тильде Суинтон и Рейфе Файнсе.

Герои Дере живут, как говорит героиня Роми Шнайдер, «дикарями», сами по себе, только изредка спрашивая: «Внизу много народа?». А герои Гуаданьона в некотором смысле, наоборот, живут в мире, где дикари — другие.

От этого мира они не прячутся, хоть и живут на шикарной вилле недалеко от моря, где-то в Италии. Однажды они отправляются на пляж, чтобы перемазаться в грязи и загорать, однако внезапно раздается оглушающий звук телефонного звонка, а затем и самолёта — прилетел Гарри, некогда лучший друг Пола и бывший любовник Марианны. И не один, а (с не без аллюзий на Шерон Стоун времен «Основного инстинкта») вызывающе красивой дочерью Пенелопой. Знакомый по «Бассейну» сюжет разворачивается совсем незнакомо. Гарри сразу вводит мотив смерти, который и будет поддержан преимущественно им самим. Начинает с фразы «Вся Европа — могила», через полфильма он вспомнит, что на этом острове судили рабов, а в последнюю драку в своей жизни, в общем-то, затаскивает Пола сам.

В картине Жака Дере у героя не было смутных предчувствий. Он также залихватски веселился, но не как в последний раз. Вообще же «Бассейн» для Луки Гуаданьона — только трамплин. Отталкиваясь от него, он прыгает (и удаляется от исходного материала) так высоко, как его герой Рейфа Файнса прыгает голышом в бассейн с разбега. Остались только сюжетные линии и настроение, очень тонко схваченное. Бывший любовник не был таким сумасшедшим, но мог бы им быть, а его дочь, героиня Джейн Биркин не была такой раздражающе наглой, но могла бы. Да и Роми Шнайдер в «Бассейне» почему-то не была звездой, но Тильда Суинтон это исправила.

Режиссёр явно вдохновлялся «Ускользающей красотой» Бернардо Бертолуччи, но у него другой, не теплый кадр. В нем меньше чувства, от этого он кажется пустоватым, как будто в комнате не хватает мебели. В нем меньше платонического, хотя много обнаженного тела. Возможно, все потому, что Бертолуччи здесь присутствует только как напоминание о том, что итальянский рай не вечен, а подлинное влияние на режиссера оказали картины художника Дэвида Хокни (и фильм, по словам Гуаданьона, назван как одна из его картин). Там люди больше похожи на декорации, стоят разобщенно и будто в разных плоскостях. Отчасти это должно было сохранить щекотливую атмосферу триллера, на это же работает постоянное «громкое» молчание Тильды Суинтон.

Все-таки «Большой всплеск» претендует на это звание больше, чем «Бассейн», где подобную атмосферу придавал только ледяной взгляд Роми Шнайдер. Фильм 1969 года мог бы показаться зрителю слишком медленным, «Большой всплеск» куда динамичнее. Это позволяет социальным реалиям постепенно вливаться в картину, точечно и ненавязчиво, но заставляя чувствовать тревогу, как новости про беженцев по телевизору местных жителей. О них никто не говорит, как и бывает с важными вещами.

«Мне нравятся режиссеры, которым интересно косноязычие», - говорила Тильда Суинтон. Это высказывание явно относится и к Луке Гуаданьону. Здесь оно выражается отнюдь не в том, что героиня восстанавливает связки с помощью молчания и самого элегантного полоскания горла, которое только можно представить (кто бы еще так смог?). Это фильм о нарушенных коммуникациях и о той связи, которую нельзя выразить словами. Отчасти с этим справляется музыка, и совершенно неслучайно это стихия оказывается общей для Гарри и Марианны. И о том, что расслабленным европейцам не нужны никакие беженцы, чтобы самим себе испортить место у бассейна. Достаточно просто оставить их одних и помнить — все, что было у бассейна, должно остаться там.


3050
0
28 июня 2016
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".