A A A






Кадр из фильма

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Анастасия Кожевникова

«Балет — каторга в цветах», — говорила Фаина Раневская. В фильме «Балетные мальчики» режиссера Кеннета Эльвебакка много каторжного труда, но цветов почти нет. Кино о трех мужчинах, мальчиках, перед которыми стояла череда из сложных выборов, покажут в рамках специального события на фестивале «Флаэртиана». Картину представит норвежский оператор Торстейн Нодланд. 

Режиссер четыре года наблюдал за жизнью Лукаса, Сиверта и Торге. В Норвегии вечер сменяет день, а они все еще в танцевальном классе. Сначала мы практически не видим различия между ними. Они имеют примерно одинаковые способности и мотивацию. Каждый из них хочет стать танцором, но заплатить они готовы разную цену.

Для Сиверта тяжелым решением было предпочесть балет школе, для Лукаса выбрать между обучением в Осло и Королевской балетной школе в Лондоне. Один Торге (врач говорит о нем «сильный как медведь») не испытывает душевных терзаний, спокойно заявляя «Все возможно, если достаточно этого захотеть». Но какие у него возможности и чего он хотел? В его линии больше вопросов, чем ответов. Может быть его путь, самый легкий на первый взгляд, окажется самым тяжелым.

«Исследуя тему, я обнаружил, что многие мальчики в Норвегии и других европейских странах перестают танцевать, не достигнув даже подросткового возраста», — говорит Кеннет Эльвебакк в интервью. Его отец занимался социальной деятельностью, и, следуя по его стопам, режиссер исследует социальные предрассудки, но они не становятся главным предметом изображения, а появляются обмолвками, микротемами. Например, Сиверт с грустью говорит, что ему было бы легче найти девушку, будь он норвежцем или «ок, белым». И тема балета, как исключительно женского занятия, исчерпывает себя в самом начале, а стереотип о нетрадиционной ориентации танцоров разрушается постоянными разговорами о девчонках и надписями «Камилла милая» в раздевалке.

Раздевалка вообще становится центром микрокосмоса этих ребят. И неспроста. Название фильма Ballet Boys можно было бы перевести как «Мальчики балета». Это люди балета. Принадлежащие ему и зависящие от него.

Человек, чьим рабочим инструментом является тело, видит мир по-иному. Иногда режиссер позволяет нам почувствовать себя такими, посмотреть с того же ракурса. Например, во время медицинского осмотра мы видим, как врач скручивает ногу Лукаса или Торге так же, как и юные болеро делают это во время многочисленных тренировок.

Неудивительно, что в этом моменте было нечто механическое. Движение — их работа, тело первично. И в основном они познают мир с его помощью. Вот Лукас в Лондоне разминает стопы на улице в кедах — «пробует» новую почву. И даже акт коммуникации балетных людей прежде всего телесный: «Конечно, мои лучшие друзья — это те, с кем я танцую. Я вижу их все время. Если бы мы не были хорошими друзьями, то не смогли бы хорошо работать». Они вместе разминаются, выбивают из смеха чечетку, дурачатся, танцуя в балетных пачках, дружески похлопывают друг друга по плечу, чтобы успокоить. Поэтому, когда Лукас уезжает, этот обрыв физическойсвязи воспринимается ими острее, нежели другими людьми.

Даже их внутренние перемены выражаются не в диалогах, а внешне, в физических изменениях — черты лица становятся более жесткими, рост выше, мышцы больше. Режиссер молчаливо наблюдает за героями. Кажется символичным, что представлять фильм на фестиваль приедет оператор. Он снимает мальчиков крупным планом. Таким крупным, что, кажется, камера вплотную сканирует глаза Лукаса, пытаясь проникнуть внутрь. Но не получается. Взгляд только отражает проезжающие мимо машины или свет софитов на сцене. Все отражение их переживаний будет внешним, глубже мы не проникнем.

И в то же время балетные мальчики вынуждены буквально заниматься разрушением того, что дает им шанс быть частью любимого дела: «Балет — занятие совершенно идиотское. Ты разрушаешь свое тело». Прекрасное и ужасное всегда идут рядом. Хрустящие кости, кадры ходьбы на согнутых пальцах и утренней растяжки с закрытыми от боли глазами.

Вся их жизнь в фильме показана как одна бесконечная тренировка с небольшими перерывами на выпускной и экзамены. «Вы должны слышать мой голос, даже если меня нет рядом», — говорит мальчикам хореограф. И они как будто слышат. Только не ее, а голос чего-то большего. Искусства, наверное.


4316
0
19 сентября 2015
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".