A A A






Кадр из фильма

Кадр из фильма

Анастасия Кожевникова, Диана Корсакова

Дарья Абатурова — единственный пермский режиссер, фильм которого попал в студенческий конкурс фествиаля «Флаэртиана». Она совсем недавно закончила Пермский государственный институт культуры в мастерской Рашида Давлетшина. Ее дипломная работа «Дневник училки» и попала на конкурсный просмотр фестиваля — фильм о юной преподавательнице Алине, которая  на страх и риск отправилась работать в родную школу в Горнозаводске.

Проверка на прочность

Моя задача была показать взгляд начинающего педагога, который только-только попал в школу. Как Алина это воспримет, как почувствует себя в сложившемся педагогическом коллективе и как вообще происходят  процессы «борьбы с детьми». Дети ведь страшнее и тяжелее, чем взрослые, потому что начинают проверять учителя на прочность. Они думают, что ты над ними издеваешься, поэтому пытаются натравить на тебя родителей и других учителей».

Школа для эксперимента

Как мы познакомились? Был далекий 1995 год, мы пошли в детский сад и нечаянно столкнулись (смеется).

Это ведь мой дипломный фильм – время ограничено, а чтобы раскрыть персонажа, нужно с ним общаться, узнавать,  а здесь человек уже знакомый,  меня не боится.  Просто камеру включаю и наслаждаюсь.

Алина ведь хотела провести эксперимент — поработать в школе полгода. Она решила, что именно этого времени ей хватит, чтобы отдохнуть от большого города и узнать, что такое работа с детьми. По образованию она инженер-инноватик, не учитель, но ее взяли. У нас учительницей музыки работала девочка после ПТУ. А тут у человека образование есть высшее  – почему бы не взять?

К тому же у Алины когда-то была идея – создать свое образовательное учреждение. В ее компании образование – тема по-настоящему волнующая. Знаете, как старики-старушки: «Поколения тупеют, все не так». И  в нашей школе всегда были проблемы с обучением, в том числе по физике.

Человек и педагог

Школа на самом деле неплохая, и учителя – люди добрые и понимающие. Даже через много лет они пустили меня к себе – и без проблем. Но люди-то хорошие, а вот преподаватели они не очень хорошие. В  школьном коллективе не хватает осознания того, что нужно идти вперед. Они не готовы делать шаг влево - шаг вправо от того, что они делали, считая, что человек в 45-50 лет может понять подростка лучше, чем тот, кто сам еще совсем недавно окончил школу.

Но к молодым педагогам, Алине в том числе, они презрения не испытывают. Считают, что она сейчас перебесится, и все нормально будет. Хотя есть педагоги, которые действительно поддерживают ее. Но их единицы.

Ненапряжная работа

У нас есть творческое объединение, с которым мы уже пять лет проводим мероприятия для детей, и Алина как лидер этой компании пошла в школу, а остальные благодаря ей узнали, что работа не напряжная, с детьми вроде как неплохо, и в школе учителя нужны. Все стали потихоньку идти туда. И Алина привыкла, сделала для себя выводы и осталась.  Дети очень любят не только ее саму, но и предмет. Они готовы заниматься физикой не просто потому, что хотят получить знания, а потому, что это интересно. Например, я знаю, что этом году ее ученик будет делать проект автоматических шнурков, как в фильме «Назад в будущее».

В этом и есть уникальность моей школы сейчас – туда стали приходить молодые педагоги. 

Каждый режиссер хочет знать, где...

Лучше найти кого-то хорошего поздно, чем кого-то бесполезного рано. Пока не находится новый герой, но я ищу. Подхожу к странным людям на улице, записываю их телефоны, читаю газеты, спрашиваю знакомых. Нас так учили: если видите кого-то необычного – сразу записывайте номер телефона.

Мне нужна  история, в чем-то трогательная, в чем-то актуальная, в чем-то образная. Точно не хочется снимать чернуху. Вот комедии – это было бы идеально. Их сейчас мало – настроение тяжелое. Но для комедий тоже нужен определенный талант. Как минимум, чувство юмора, понятное не тебе одному.

Выиграл водопад

Я бежала из колледжа искусства и культуры с театрального творчества, и мне очень хотелось на документальное кино! На режиссуру, в которой актеров нет!

С игровым кино сложно. Нужно искать актеров, технику. И в Перми это не так будет успешно продвигаться, как в какой-нибудь Москве. Зачем туда ехать? А документальное кино – это хорошо! Документальное кино – это прекрасно! Это ведь проживать с героем жизнь. Можно столько нового узнать. Игровое – там же сразу все известно: вот зачин, вот экспозиция, вот конфликт, развязка, финал...А в документалистике все не так просто. Там всегда непонятно, чем все закончится.

И вообще, хотелось бы поснимать где-нибудь в лесу, на природе. Все мысли о Москве позади — сейчас бы людей-отшельников поснимать, или про путешественников… Я семнадцать лет прожила в малюсеньком городе, где за моим окном был лес. А здесь я живу в девятиэтажном доме, с соседями со всех сторон, за окном трасса... Фу! Романтика больших город какая-то неромантичная (смеется). Ну да, есть в Перми сад  с уточками, можно им хлебушка покидать. А дома у меня в 20 минутах водопад. Все — водопад выиграл! Но в маленьком городе сложно найти персонажа. Нас там 12 тысяч человек. Кого снимать? Соседей своих что ли?

«Подвешенный» зритель

Пока мой зритель — мои друзья. Мой фильм в первую очередь должен быть интересен мне, а с друзьями всегда какой-то общий круг интересов.  В  этих фильмах есть ответы на вопросы, которые их волнуют, но сами задать человеку они стесняются. А я не стесняюсь.

Но, конечно, фильм я снимала, ориентируясь не только на друзей, а больше на людей, которым предстоит сделать выбор. Потому что фильм я тоже снимала в «подвешенном состоянии»: на финале института непонятно, что делать дальше (был вариант прийти в эту же школу).

Фильм в чем-то даже для тех же школьников. Чтобы они посмотрели, как их видят учителя. Пока из той школы, где я снимала, фильм видел только один мальчик, и для него увиденное было шоком: он этого не ожидал.

А вообще, упаси бог им видеть этот фильм! (смеется) Я и этому мальчику не хотела показывать. Мне кажется, не все дети поймут это правильно, да и Алина не хотела, чтобы в школе это видели. Причем не столько дети, сколько учителя. Потому что они воспримут это не как доброжелательную критику, а как вызов.

Героизм и 6 167

Домой я еще не вернулась, потому что я не героиня, как Алина. Представьте себе, что вы отучились в УРФУ на физтехе. У вас все классно, вам предлагают работу в Екатеринбурге. С вашим-то образованием вы можете пойти куда угодно! А вы едете домой и идете в школу за зарплату 6 167 рублей.

Что дальше? Я не могу сказать. Она настраивается конкретно на еще один год в школе, дальше не заглядывает. А я ищу нового героя. 


4934
0
13 сентября 2015
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".