A A A







Анастасия Кожевникова

В 2012 году в кинотеатрах вышел фильм «Атомный Иван». Его режиссер Василий Бархатов не скрывал, что фильм проспонсирован «Ростатомом». Это должно было быть кино о том, что жить рядом с АЭС не страшно. А получился очаровательный заказной фильм о том, как люди ставят заказной спектакль.

Просмотр этой картины на большом экране должен был стать поистине историческим эпизодом. Ведь первый киноопыт российского оперного режиссера, известного, как самый юный постановщик Мариинского театра и большой поклонник Сергея Шнурова (он даже стал крестным его дочери), обещал быть как минимум интересным.

Что-то пошло не так, и меньше чем через две недели фильм сняли с проката. Отзывы картина получила скорее недоумевающие — для комедии картина слишком затянута и непонятна, и слишком проста и небрежна для звания серьезного кино.

А присмотреться к этой картине стоило бы, только потому, что это чрезвычайно важный фильм для понимания российской действительности. В город ядерщиков, вполне себе условное пространство N, совмещенное для съемок на двух действующих станциях, приезжает известный режиссер, чтобы поставить спектакль к юбилею АЭС. Здесь берут свое начало несколько сюжетных линий — атом и люди (соседство с «атомщиками» является причиной их постоянных страхов и гордости одновременно), художник и театр, консервативные чиновники и искусство и, наконец, главная — Ваня и Таня.

Актриса Юлия Снигирь любит повторять фразу Виктории Токаревой «Она была такая хорошенькая, что походила на всех актрис сразу». И ее героиня Таня — современное воплощение всех советских идеалов. Умница, красавица, вполне возможно спортсменка и даже немного актриса. Все в ней прекрасно, но жизнь не складывается. Не хватает чего-то. Совсем как в ее диссертации.

На ней хочет жениться Ваня - воплощающенный образ вечного русского Ивана. Гениальный физик. Но эту унаследованную гениальность воспринимает скорее как проклятие, ведь непонятно же — что с ней делать?

Почему так происходит? Ответ мы слышим в самом начале фильме. Два режиссера — приезжий столичный и его давний знакомый остаются покурить в театральной студии, в которой занимается еще танцевальная школа и ансамбль «Грустиночка». Здесь же происходит диалог совершенно экзистенциального толка, объясняющий, почему так бестолково складывается и жизнь, и фильм.

- Сделай спектакль.

- А че сам не сделаешь?

- Да не могу. Что-то не получается. Вроде все правильно говорю, по школе. А в результате...

Непонятно...

- Ну да...

- Они хорошие, но правильные. Им же не объяснишь, что театр немножечко бессмысленный. Они от этого пугаются.

Уставший театральный режиссер опустил окурок в пустую банку из-под колы и вышел.

 И театр немножечко бессмысленный, и жизнь, в общем, тоже.  Об этом и весь фильм Василия Бархатова. Отсюда же проистекает его сюжетная разнузданность и постоянное увлечение шапито.

Многие сцены оказываются комичными, когда мы своим непривычным взглядом смотрим на обыденность город атомщиков. И фигура приезжего режиссера здесь ключевая. Это такой пришелец, который смотрит на все с немного странной, но своей, не местной стороны. Его глазами мы видим немного диковатые представления о мире и привычки «атомных людей». Но к концу фильма уже привыкаешь к этой реальности, которая, впрочем, не сильно отличается от нашей, и ловишь себя на мысли, что танец грибов уже не вызывает удивления.

Затянутость фильма тоже имеет свои объяснения — Василий Бархатов прежде всего оперный режиссер и то, что на сцене казалось бы динамичным, в кино кажется замедленным, не успевающим за зрителем. И весь «Атомный Иван» - скорее сращение кино и сцены, вынесенная на экран абсурдная пьеса чеховского духа. Только Ваня так и не уедет в Москву. А скажет:  «Тань, выходи за меня, диссертацию вместе напишем».

Отсутствие этого пленительного дуракаваляния (следствие легкого отношения к жизни) погубило бы нас всех, если бы не те, кто напоминает нам об этом главном. И описание Фредерика Бегбедера к «Пене дней» здесь как нельзя кстати подходит к описанию «Атомно Ивана»  : «Наверняка сыщутся люди, которые находят эту книгу чересчур наивной или несерьезной, и я хочу прямо здесь торжественно объявить им, этим людям, что мне их жаль, потому что они не поняли самого главного в литературе. Хотите знать, что это? Очарование.»

Очаровательный фильм об атоме. Давно ли вы такой смотрели?


3998
0
25 августа 2015
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".