A A A






Слушатели курсов PROкино

Анастасия Кожевникова, Диана Корсакова 

В киноцентре «Премьер» начинается очередная лекция курсов «PROкино». Слушатели заходят в кафе «Нанук», показывают билеты. Как всегда, у входа – огромный, как из-под картошки, мешок. В нем не коричневые клубни, а обрезки кинопленки. Найти кусок пленки с кадрами из знакомого фильма – особое развлечение для посетителей курсов. Звучит музыка из детских мультфильмов.

- Кто-нибудь смотрел пермские мультфильмы? - вопрос Юлии Баяндиной остался бы без ответа, если бы не тихое: «Ну да, я смотрел «Капризку...»

Остальные, как мы понимаем, не смотрели. Но ничего, потому что... Можно следующий слайд?

На экране появляется лицо Шелдона Купера с надписью: «Да ладно?»

- Именно такое лицо у меня было, когда я узнала, что в Перми существовала  профессиональная анимация, - поясняет картинку лектор. – Когда я взялась за эту работу, я не нашла ни одной документальной истории какой-либо студии. Обрывки воспоминаний, которые иногда противоречат друг другу, в архивах — десятки тысяч страниц разрозненной информации, никак не структурированной. И чтобы найти что-то ценное — читать надо их все. Это достаточно монотонная работа, которая требовала большой внимательности.

Юлия Баяндина

И эта работа была проделана.

В 2010 году Юлия Баяндина, студентка-журналистка ПГНИУ защитила диплом по истории пермской анимации, через два года вышла ее книга «Люди и куклы». В ней она детально изложила подробности этой истории энтузиастов-самоучек, этих отчаянных людей, которые работали в выходные и праздники за мизерные зарплаты, боролись с цензурой и вечным отсутствием чего-то необходимого: красок, кукол, пленки, материалов, времени, кадров. Именно они создали то, что киновед Сергей Капков в послесловии к книге назвал «босоногой анимацией».

Как любое большое дело, вся история пермской анимации начиналась именно с людей: Светлана Можаева, Леонид Кощеников, Людмила Ольшевская – сначала фазовщик и декоратор, а позже она стала ведущим художником-постановщиком большинства пермских мультфимльмов, Станислав Ольшевский – оператор-кукловод. Ирина Тимофеева, монтажер Нина Паластрова, Светлана Коршунова, Вера Кудряшова, работавшая над рисованными и кукольными мультфильмами, и многие другие.

Многие пришли в мультцех благодаря Светлане Можаевой. С ее именем связана история рисованной мультипликации в Перми, она стала первым пермским режиссером-аниматором, не имея при этом специального образования. Ведь училась она на маляра. Потом работала художником на машиностроительном заводе, рисовала шаржи в заводской газете «Металлист». На телевидение пришла по объявлению, помогала в съемках. И талантливой девушке предложили снимать мультфильмы. Выделили помещение, она сама привезла из Свердловска чертежи мультстанока, закупили целлулойд. Но вот чем на нем рисовать?

Подходящей краски не было, гуашь расползалась, трескалась. В московском «Союзмультфильме» Светлане сказали, что специальную краску выменивают на золото в Африке. Чуть позже в эту Африку продадут копии ее мультфильмов. А драгоценные красители «нахимичили» работники пермского лакокрасочного завода. Правда, дефицит в них всегда ощущался, поэтому «Самый уважаемый», мультфильм о первом самолетике, был сделан черно-белым.

Десять минут — десять тысяч кадров. Подготовительный период к съемкам занимал обычно почти полгода. Сначала рисовали тушью контур персонажей, затем, с обратной стороны листа целлулойда, контуры заливали цветом.

Устав от изматывающей и малооплачиваемой работы, Светлана Можаева ушла  работать иллюстратором в Пермское книжное издательство. Не вернулась, даже когда ее позвал Леонид Кощеников. Именно с ним связана «новая жизнь» пермской анимации.

 Он переезжал из города в город, был актером в Риге, главным режиссером Пермского кукольного театра. И везде заводил друзей. По его личным договоренностям кинопленку из нашего мультцеха проявляли на «Ленфильме», что было большой удачей, потому что проявлять ее должны были в срок, иначе на студию выделяли меньше часов и соответственно, меньше денег. Благодаря Леониду Кощеникову музыку для пермских мультиков писали ленинградские композиторы, а озвучивали их известные актеры, в том числе звезда оперетты Гликерия Богданова-Чеснокова – она работала над образом Бабы-Яги в мультфильмах для взрослых.

Таких взрослых мультфильмов было снято всего два: «Как Иван жену выбирал» (1979) и «Всем чертям назло» (1981). Во втором мультфильме Баба-Яга сдает в своем доме комнату молодоженам Ивану и Марье – так удобнее расстроить их счастье. Было там еще много чего - черт, переодевающийся женщиной, тибетская диета, в которую «входят сигареты». В общем, взрослые мультфильмы на «Пермьтелефильм» больше не снимали. Но в телеэфир они выходили – после того, как были пересняты кадры, где на полке Бабы-Яги красуется бутылочка с наклейкой «Бабий яд». Цензоры увидели в ней насмешку над Бабьим яром.

Каждый мультфильм проходил сложную систему обсуждений на худсовете, цензурного надзора, требований по срокам сдачи, но зато авторы знали — их мультфильмы точно покажут на телевидении, в кинотеатрах или даже отправят в другие страны. К примеру, в 1993-м году наши мультфильмы показывали в Пекине. Сейчас художникам-режиссерам приходится быть еще и «сам-себе-менеджером», чтобы показать, а тем более продать свои работы.

Хотя денег в достаточном количестве не выделяли и тогда. Одежду для кукол шили из обрезков, которые работники мультцеха собирали в разных ателье, сами куклы были дорогими и, чтобы снять новый мультфильм, их разбирали до каркаса и наращивали новую «плоть». Мультстанок был один-единственный больше тридцати лет. Он постоянно ломался, приходилось ремонтировать его своими силами. Все боялись, что же станет, если со студии уйдет Леонид Кощеников. А он и правда собирался переехать в Израиль, где уже находилась его семья. Но неожиданно у Кощеникова нашли онкологическое заболевание. Одна операция, вторая... Сердце не выдержало.

Он так и не успел закончить свой последний мультфильм - «Щедрость». Заканчивая эту работу Кощеникова, другой режиссер вырезал сцены, которыми тот больше всего гордился. Под предлогом их «порнографичности».

А в 1993 году в истории пермских мультфильмов начинается «пластилиновый» период. Он связан с именем Ирины Тимофеевой. Вместе с режиссером Рашидом Давлетшиным она сняла мультфильм «Мимикрия». В нем оконная замазка прикидывается то пельменями, то мясом. В обличии пельменя ее поливают уксусом, и замазка от этого приобретает супер-силу, крушит все, что может. После бессмысленного и беспощадного бунта она возвращается в первородное состояние. Грустная и веселая одновременно картина.

 А позже, когда Тимофеева собралась снимать фильм про домового, она столкнулась с новой проблемой. Клей ПВА был крайне необходимым продуктом: его добавляли в краску, с помощью него делали кукол и декорации. Однако начальник отдела снабжения выдал клея в 10 раз меньше, чем нужно, а краски не дал совсем. «Завод, изготовляющий краску, сгорел, и клей такой больше не производится», - объяснили мультипликаторам.

Но в 1996 году пермский мультцех, собравшись с последними силами, все же приступил к съемкам еще одного мультфильма – с участием... куклы Барби. Эти новые куклы, у которых гнутся руки и ноги, были бы отличным материалом, но мультфильм «Барби-царевна» снять не удалось. Через год студия сняла свой последний мультфильм — «Отражение».

А 11 марта того же года было объявлено о роспуске студии «Пермьтелефильм» по причинам убыточности производства и отсутствия финансирования... Люди пришли на работу и не смогли туда попасть. Им не дали спасти то, что было делом их жизни. Новый, впервые за тридцать лет купленный мультстанок разобрали и выкинули на свалку, как и коробки с куклами, декорациями — чистильщики помещений даже не посмотрели, что в этих коробках лежит. А создателям мультфильмов предложили остаться на областном телевидении дворниками. Нина Паластрова, 30 лет проработавшая монтажером на телестудии, лично выбирала из кучи мусора все, что осталось – куклы, эскизы, перекладки.

Сегодня почти забытая история пермской анимации реабилитирована. Собраны воспоминания, фотоархив, есть книга, выпущенная издательством «Маматов». В конце концов, сами мультфильмы тоже сохранились – их продолжают показывать по региональному и кабельным телеканалам. Но всё равно грустно.

Будет ли у этой истории продолжение? "Анимация - это мир без границ, говорит Юлия Баяндина. - Поэтому всегда будут люди, которым интересно создавать мультфильмы - оживлять фантазии и делать эту реальность нескучной". 

4980
0
14 мая 2015
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".