A A A






Кристина Кошелева

В киноцентре «Премьер» спустя несколько лет возобновил работу клуб «Модное кино». Теперь каждую среду ценители красивого кадра и просто неравнодушные к миру моды смогут увидеть фильмы, которые стали событиями в истории кино благодаря работе знаменитых костюмеров и дизайнеров. Куратором клуба выступила Вероника Даль, которая не только знает о моде всё, но еще и пишет о ней в пермские журналы.  

- Вероника, перечислять примеры содружества режиссеров с дизайнерами и костюмерами можно очень долго. Почему работу клуба вы начали с «Дракулы»?

- В рамках клуба «Модное кино» будет показано несколько фильмов, где дизайнеры выступают в качестве художников по костюмам. Первый фильм - ­«Дракула», который не очевидно модный, но на моду он оказал огромное влияние. Мы покажем фильмы, в которых настолько необыкновенная картинка, что любой человек с развитым чувством прекрасного, посмотрев их, сможет взять какие-то идеи для себя. Наш клуб для того и создан, чтобы к нам приходили люди, неравнодушные к моде, дизайну и вдохновлялись этими замечательными идеями, живущими в кино. О фильме «Дракула» критики писали, что это экранная реальность, развернутая в гигантские артефакты. Именно такие фильмы нас интересуют.

- А не обусловлен ли ваш выбор тем, что некоторые картины получили «Оскар» именно за лучший дизайн костюмов?

- Нет, «Оскар» никакой роли не играет. У нас нет никакого пиетета перед наградами. Вкусовщина чистой воды.

- В «Дракуле» Френсиса Форда Копполы художником по костюмам выступила Эйко Исиока, у которой очень символическое восприятие костюма. Насколько костюмы в этом фильме помогают зрителю лучше понять героя?

- Когда Коппола собрался снимать свой фильм о Дракуле, ему было важно, чтобы стиль очень точно отражал содержание фильма. Эту картину отличает то, что костюмы в ней значат ничуть не меньше, чем сценарий и режиссура. Что касается Эйко Исиока, режиссеры часто приглашают ее к сотрудничеству, потому что знают – она просто не способна мыслить тривиально. Когда Коппола пригласил Эйко, он был уверен, что хотя бы одна часть его фильма будет точно совершенно уникальной, неповторимой. Костюмы в этом фильме создают образы, начиная с самого главного – графа Дракулы. Говорят, что к 90-му году молодежь забыла, кто такой Дракула. И как же блестяще нам о нем напомнил Коппола. В неповторимой веренице преображений Дракулы Эйко объяснила нам всю непостижимость и загадку его личности. Мы увидели его восхитительный четырехсотлетний грим, прическу в стиле театра кабуки и красное пунцовое одеяние. Симфония красного цвета в этом фильме предназначена только для вампиров. Знаменитое пурпурное, кроваво-красное платье Мины, героини Ваноны Райдер, появляется только тогда, когда становится ясно, что она перейдет на темную сторону. Эйко Исиока вдохновлялась художниками-символистами, буддистскими статуэтками и зоологическими альбомами с ящерицами. Например, погребально-подвенечное платье одной из героинь подражает изысканному силуэту игуаны. Сам граф Дракула появляется в доспехах, в которых видны мотивы средневекового костюма, доспехов японского самурая. И еще в этом костюме можно разглядеть очертания человеческой фигуры, без кожи, как в анатомическом атласе. Все в этом фильме: прически, платья, атмосфера – создают завораживающую атмосферу ужаса.  

- Героиня еще одной вашей клубной встречи - Коко Шанель, которая тоже не раз работала в кино. Например, она была художником по костюмам для третьей новеллы «Боккаччо-70» Висконти, где, взглянув на героиню Роми Шнайдер, можно смело сказать: «Она в Шанель». Можно ли это отгадать в фильме «Прошлым летом в Мариенбаде»? 

- Ничего в этом фильме не говорит о том, что на актерах костюмы от Шанель. Совершенно необычная Шанель, поэтому мы и взяли этот фильм. Здесь она поднялась на такую высоту, что, кажется, будто она превзошла саму себя и вышла за пределы своего стиля. Здесь Шанель подчиняется не законам собственного стиля, а режиссуре Алена Рене, мысли и духу этого фильма. Это говорит о ней как об очень талантливом художнике.

- Когда режиссеры приглашают дизайнеров делать костюмы для своего фильма, особенно тех, кто имеет узнаваемый стиль, обладающий определенной семантикой, не рискуют ли они спроецировать этот образ на своих героев?

- Режиссеры наверняка учитывают это, если приглашают к сотрудничеству таких дизайнеров как Шанель – что есть возможность перенести составляющие ее стиля на своих героев. Это сложный вопрос, который нужно задавать режиссеру. Есть очень много фильмов, в которых дизайн подавляет режиссерскую работу, с каждым годом их все больше, это заметная тенденция. Но это наверняка не столько вина режиссеров, сколько киностудий, которые в большом бизнесе верховодят всем.

- Когда художник по костюмам работает над исторической картиной, перед ним зачастую стоит задача аутентичного воспроизведения одежды той или иной эпохи. Насколько аутентичны костюмы Милены Канонеро, которая работала с Софией Копполой над фильмом «Мария Антуанетта»?

- Они настолько аутентичны, что, когда я читаю лекции по истории моды эпохи рококо, я использую именно этот фильм.

- И не возникает впечатления облегченности, упрощения?  

- Дизайнер наверняка облегчила прически. У Кирстен Данст голова бы отвалилась с непривычки – с настоящей-то прической! Конечно, сложно приблизиться к исторической правде той эпохи. Мы даже фактуру тех тканей воспроизвести не сможем. Гипотетически, конечно, можем, потому что в Европе сохранились технологии, когда на подобных станках прошлого воспроизводят жаккарды 17 века. Но на самом деле, я не видела ни одного фильма, где действительно и полностью смогли воспроизвести всю тяжеловесность прошлого. Такого просто нет. Никто особенно к этому не стремится – но когда смотришь на крой костюмов, на их колорит, понимаешь, что одежда подчинена авторскому замыслу. В общем, крой платья «роб а ля англез»мы учим по «Марии Антуанетте».

- Мода и кинематограф постоянно вдохновляются друг другом. Какой из выбранных вами фильмов стал самым цитируемым на подиумах, обложках журналов?

- Эти фильмы потому и были выбраны, что в разной степени они стали цитируемы и на подиумах и на страницах журналов. Например, работа Йоши Ямомото (фильм «Куклы») – полна самоцитат, потому что его стиль очень узнаваем в фильме, костюмы для этого фильма во многом перекликаются с тем, что он делает для подиума. Фильм «Прошлым летом в Мариенбаде» послужил вдохновением для Карла Лагерфельда, для его коллекции весна-лето 2011. О «Марии Антуанетте» вспоминали массовые марки. Молодые юноши и девушки во всем мире были очарованы этим фильмом. Произошел какой-то бум романтизма с рококошным привкусом. Фильм «Дракула» вывел стиль «готика» на другой уровень. Об этом стиле впервые заговорили не как о подростковом, а как о чем-то очень высоком и сложном, что достойно серьезного внимания художника.

Справка:

Вероника Даль занимается фэшн-журналистикой с 1998 года. Работала на радиостанциях «Европа+», «Радио Альфа», «Эхо Москвы в Перми», «Мьюзик Радио», на телеканалах «Рифей ТВ» и «Урал-Информ ТВ». Автор и ведущая программы «Модности». Автор публикаций о моде в журналах «Шпиль», «Высший пилотаж», «Premium club», «Коммерсант-стиль», «Компаньон Magazine». Автор проекта «Стилеобразование», включающего в себя курс речевого искусства и серию лекций по истории моды. 

5671
0
29 декабря 2014
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".