A A A






Виталий Владимирович Сапожников

Елена Павлющик

Ежедневно множество людей приходит в кинотеатры, сотни глаз, обращенных к экрану, смотрят на сменяющие друг друга картинки, тысячи мыслей роятся в головах сидящих в зале людей, а темные стены кинозалов покрываются отпечатками мимолетных эмоций. Но как часто мы задумываемся о том, как кинопоказ живет изнутри, благодаря кому он дышит? Кто из нас оборачивался когда-нибудь к крохотному окошечку, таящемуся где-то позади рядов, совсем под потолком? Бьюсь об заклад, не многие. А за окошечком этим во главе свершающегося кинотаинства, словно кукловод, стоит человек… Сегодня кинотеатры все чаще используют цифровое оборудование, и профессия киномеханика, оживляющего пленочные кинокадры, уходит в прошлое. Но рядом с нами остаются замечательные люди, владеющие этим мастерством. Один из них – Виталий Владимирович Сапожников. 

«Для киномеханика у меня достаточно интересная судьба», - так начал он свой рассказ. И вправду, жизнь Виталия Владимировича нельзя назвать заурядной. В своей работе он достиг самой высшей точки: ветеран труда, киномеханик высшей категории, заслуженный кинематографист России.

О союзе с женой, Галиной Николаевной, можно почти что пропеть: «профессия их связала…» Они познакомились в кинотеатре «Кристалл» еще в 1965 году, поженились после того, как Виталий Владимирович отслужил в армии, воспитали двоих сыновей. «Сначала появился Коля, а когда родился второй сын, думали, как назвать, я сказал: «Коля уже есть, пусть будет Толя!» - улыбаясь, рассказывает он. 

Не так давно Галины Николаевны не стало. И, глядя на Виталия Владимировича, становится ясно, что с нею ушла часть его самого. Все слова, сказанные о жене, были исполнены тоской и нежностью, не угасшим за годы совместной жизни преклонением перед ней не только как перед женщиной, но как перед человеком, профессионалом.
«Галя была выдающимся специалистом, фавориткой среди нас! Она была и кино- и электро- инженером, отлично разбиралась в акустике. Она единственная в Перми знала, как обработать стены зала, чтобы акустика была прекрасной!.. Вы знаете, что в ней больше всего поражало? Представьте себе: хрупкая женщина в красивом платьице подходит к огромному кинопроектору и, закатав рукава, начинает в нем что-то перебирать, чинить. Я вам покажу, пойдёмте за мной!»

Галина Николаевна Сапожникова

Торопливо он ведет меня в небольшую комнату. Там словно выстроился небольшой алтарь Ее памяти. Несколько свежих фотографий, где Галине Николаевне вручают награды и цветы, трудовая книжка, а в самом центре – две черно-белые фотокарточки, с которых на меня, улыбаясь, смотрит красивая молодая женщина… «Знаете, она говорила мне сама, что я никогда не найду никого лучше нее, и это правда, нет больше таких», - он в задумчивости улыбается, приложив к губам пальцы, а я вижу, как собирается в уголках его глаз печаль. «Понимаете, говорить о другом человеке, особенно о том, который тебе близок и дорог, намного приятней и проще, чем рассказывать о себе», - задумчиво произносит он.

Послужной список Виталия Владимировича не уместится на обычном тетрадном листе. Из отрезков его профессиональной жизни можно, пожалуй, склеить многочасовую ленту: самые крупные кинотеатры Перми прокручивали зрителю фильмы, «за кулисами» которых он стоял. Здесь и всем известный «Кристалл», и в свое время прогрессивная «Искра», и мало уже кем помнимый сегодня ДК им. Калинина. О последнем Виталий Владимирович отзывается с особенной теплотой: «Вот заметьте, я говорю больше всего не о «Кристалле», не об «Искре», где я тоже работал. Я говорю именно о Дворце Калинина. Он был интересен тем, что мы работали там «нулевым экраном». А что такое «нулевой экран»? Это значит, что мы работали с самыми новыми фильмами, показывали их даже раньше, чем «Октябрь», «Кристалл», «Мир». А еще у Дворца была киноконцертная деятельность: театральный зал на 750 человек, кинозал на 300 и лекционный на 100. Были свои филиалы в школах и институтах. Мы работали с подрастающим поколением, и это было прекрасно! И вообще, к нам ходил весь город».

Работа киномеханика, на первый взгляд, сводится к рутинному ремеслу: получить фильм на нескольких катушках пленки, склеить их, чтоб не было перерывов в процессе показа, «зарядить» в кинопроектор и нажать на кнопку. Любой справится! Но это совсем не так, ведь у этой профессии есть не только массивные подводные камни, есть также и совершенно неповторимые, интереснейшие особенности.

«Киноаппаратная – это сердце кинотеатра, у которого бывают технические проблемы, поэтому роль киномеханика настолько велика. Даже если сделать плановую профилактику, настроить оборудование, кто-то все равно должен беспрерывно отслеживать работу кинопроекторов. Этим и занимается киномеханик. Иногда кто-нибудь помогает поддерживать аппаратуру в должном техническом состоянии, но иногда и в одиночку приходится работать. А ведь это опасно! Вот, например, осветитель – это мощная ксеноновая лампа, в ней газ светится, который может взорваться. А обсуживать необходимо, ведь ремонтно-производственного комбината в Перми не было. Вот и приходилось выкручиваться самим».

Разумеется, в профессиональной жизни этого замечательного человека есть множество запоминающихся моментов. Вот один из них: «Мне очень запомнился фильм «Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир», - говорит Сапожников. - В то время произошел переход на широкоформатное кино. Именно этот фильм мы впервые увидели в новом формате. Если раньше ширина пленки была 35 мм, то теперь стала 70 мм. Это был совершенно особенный, качественный переход, на новый уровень! Эффект был, даже для меня, киношника, ошеломляющий! Благодаря, в том числе, наимощнейшему источнику света, мы увидели потрясающую качеством картинку на прекрасном 22-метровом экране. Поражающее воображение зрелище!»

На протяжении трех часов этот скромный человек, одетый в серый костюм-тройку, разговаривая со мной, вел меня не только по страницам своей жизни, но и по истории целого поколения. «Что такое кино? В те годы, когда мы начинали, оно являлось важнейшим искусством. В Перми существовало на тот момент 18 кинотеатров! В 65-м году, например, «Кристалл» считался ведущим кинотеатром не только Перми, но и всей России. Не знали? Об этом вообще мало кто знает - исключительное оборудование передали Перми с ВДНХ. Былой «Кристалл» был своеобразным памятником киноискусства, а теперь это памятник, скорее, коммерции. Сейчас подход к кино совсем другой. Теперь это большой рынок, искусством его, простите, уже сложно назвать… И народ прежде как-то по другому, по особенному любил кино, ходил туда вдохновленный. Люди общались в кинотеатрах. Там буфеты были… вы сейчас даже не поймете, что такое были эти буфеты! – в глазах Виталия Владимировича мелькают веселые искорки. – Люди там встречались, знакомились. Студенты прибегали, веселые такие. Но важно, что сегодня хорошее тоже сохранилось: кино по-прежнему сводит людей вместе».

Речь Виталия Владимировича, спокойная и тихая, словно мерное звучание кинопроектора сменяла перед моими глазами одну за другой картинки из жизни, где люди еще по настоящему говорили друг с другом, умели искренне удивляться новому и необыкновенному, общались посредством живого языка, а не с помощью разных гаджетов. Они стремились в кинотеатр не только для того, чтобы равнодушно отстояв очередь, так же равнодушно посмотреть фильм. И в стенах кинотеатров было что-то большее, чем просто текущая со страшной скоростью жизнь, здесь было волшебство. 

3626
0
13 ноября 2014
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".