A A A






И почему Вы продолжаете провоцировать зрителей?

Эрнест Мусин

В интервью, данном французскому телевидению по случаю премьеры «Презрения», его самого коммерческого фильма, кинорежиссер Жан-Люк Годар ответил на вопрос о провокации следующим образом: «Можете называть меня провокатором, но это голословное обвинение, не подкрепленное достаточным количеством аргументов. Я режиссер, а значит я поэт, что должно говорить вам о том, что я в то же время и голос, эхо культурной жизни мира».  

Тогда, в 1963 году, он еще не мыслил и не снимал «политически» (его собственное определение метода работы над фильмом). И действительно, образ романтика, созданный им самим в 1960 году и эксплуатируемый им до 1965-го года включительно, стал роковым. Хочет ли того Годар? А еще точнее будет сказать, знает ли он, что в холодной России большинство зрителей воспринимают его исключительно как режиссера, снимающего курящую девушку с отрешенным взглядом и прочую французскую чушь?

Похоже, он об этом догадывается, поскольку сам нередко сетует на то, что для молодежи он остается режиссером двух фильмов: «На последнем дыхании» и «Презрение». Не так давно Годар заметил: «Иные молодые девушки, одетые в шарфы от Burberry и прочие не-такие-как-у-всех тряпки, заседают в ночных клубах и модных молодежных кафе и с мнимым знанием дела говорят о моих фильмах как о произведениях, движимых любовью к прекрасному полу. Неужели они считают себя прекрасными и слепо верят, что я могу их любить?»

Заявление, которое Годар сделал в начале 70-х («Я завязал с буржуазными фильмами»), не было ни для кого шоком или ударом, ведь к этому он начал готовить своих зрителей еще в 1966 году, когда снял свой настоящий шедевр «Мужское-женское» – фильм, который совершенно ошибочно трактуется современными зрителями как романтическое произведение о любви. На самом деле Годар снял еще одно «Презрение», только в данном случае это уже его презрение к обществу, которое построено на поп-индустрии (кока-кола, песни выряженных шутов, журналы о моде и т.п.) Одной из самых показательных сцен является та, где центральный персонаж фильма Поль буквально разбирает на составные части типичную девушку. Он спрашивает ее, идет ли в мире сейчас война, она отвечает, что нет. Тогда он спрашивает, что она будет делать со своими двумя высшими образованиями, та начинает как-то сардонически смеяться. А что с Америкой? Америка – это быстрый, уверенный темп жизни, с умным видом подмечает девушка. И как, по-вашему, называется эта сцена? Ее предваряет титр «Диалог с продуктом потребления».

Продолжил уничтожать свой образ буржуазного романтика Годар и в последующих фильмах, снятых в самый важный и знаковый период его творчества (1966-1967). Всего за два года Годар снимает и выпускает 5 действительно сильных фильмов, обличающих все, что того заслуживает. После «Мужского-женского» выходит «Сделано в США», пожалуй, самый сложный из фильмов этого периода, говорящий со зрителем о жизни и смерти маленького человека в капиталистическом обществе, контролируемом СМИ. Через несколько месяцев режиссер выпускает «Две или три вещи, которые я о ней знаю», фильм, призванный окончательно порвать с любого рода романтикой, над которой Годар жестоко насмехается. Его героиня, примерная жена и мать, от финансовой безысходности в тайне от мужа и сына становится проституткой, что, кстати, было не очень ново, ибо тема «женщина как товар в современном мире» была начата Годаром еще в том самом «Презрении». Но не удерживается Годар и от самоиронии, немного посмеиваясь над маоистами, хотя в следующем фильме целью его атаки становится молодежь, которая вроде бы бунтует, да только по окончанию каникул снова садится за учебники. И финальным аккордом стал «Уик-энд», просто какой-то праздник сарказма, где деградировавшее общество Годар представляет во всей его неприглядной красе: черные мерседесы, желание родиться заново, чтобы быть натуральной блондинкой, мечта о Джеймсе Бонде в качестве парня, групповой секс, хиппи-каннибалы и непреодолимое желание зарезать собственных родителей.

А после Годар с головой ушел в документальное, политическое и социально заостренное кино, чтобы вернуться в большой кинематограф в 1980 году с фильмом «Спасай, кто может (свою жизнь)». Но те годы не прошли даром. В свой «марксистский» период (1969-1979) во Франции Годар окончательно утвердил за собой репутацию человека, который все время что-то критикует. Что он успел сделать? Побывал на поле боя и запечатлел израильско-палестинский конфликт, рискуя собственной жизнь. Захотел снять фильм о легализации абортов с Beatles в главных ролях, но вместо этого снял политическое высказывание с Rolling Stones, а, узнав, что фильм перемонтировал продюсер, на премьере ударил его в челюсть и попросил зрителей, чтобы те потребовали у кинотеатра вернуть деньги за билеты. Когда толпа отказалась, Годар назвал их фашистами. Успел Годар и снять фильм о социальном неравенстве «Номер два», в котором также прошелся по вседозволенности: в качестве наглядного примера он заставил ребенка наблюдать за сексом родителей, а потом расспросил того о впечатлениях, наблюдениях, мыслях, выводах. В сотрудничестве с Жан-Пьером Гореном режиссер снял «Все в порядке» о забастовке рабочих на мясной фабрике.

Что до взглядов Годара, то они с завидной регулярностью менялись: коммунист, маоист, кальвинист, социалист. Но достаточно послушать то, что он говорит, чтобы понять, с кем вы имеете дело. Никакой праздной романтики, этот человек – анархист в лучших традициях Льва Толстого, знавшего об анархизме тоже не понаслышке. Возможно, дело в том, что Годар не приемлет любую власть и не может ужиться ни в одной из существующих на данный момент систем.

«Я сделал все, чтобы не быть частью порочной системы. Я бросил гнилую Францию, не езжу в Америку со всей ее отупляющей культурой и здесь, в Швейцарии, чувствую себя значительно спокойнее».

Сегодня Годар продолжает снимать, его фильмы больше стали похожи на конспекты, зарисовки, и он приблизился к тому, что он когда-то назвал «абсолютным кино»: изображения, склеенные вразнобой и представляющие собой цельную картину, заставляющую зрителя воспринимать ее так, как он сам этого хочет. Ему по-прежнему льстит, когда его называют непонятным или сошедшим с ума. Но ни в коем случае не стоит полагать, что он имеет отношение к современному искусству, построенному на попытке заново изобрести велосипед. Нет, Годар все же остается классиком и одним из тех людей, кто еще отдает себе отчет в том, что кинематограф является искусством, которое должно иметь не только развлекательные цели, но и приближать зрителя к реальности, от которой мы все больше отдаляемся. Кино – это не аттракцион, это куча фотографий со звуком. И разве не прекрасно, что еще остались люди, которые это понимают?

Источники фото: 

http://conelcineenlostalones.blogspot.ru/2008/11/pierrot-el-loco-jean-luc-godard-1965.html

http://www.altfg.com/blog/dvds/made-in-usa-jean-luc-godard-anna-karina/

5914
0
28 августа 2013
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".