A A A






Алина Ширинкина

Родом из Франции
Владимир Виноградов «Стилевые направления французского кинематографа»
Издательство: КАНОН-ПЛЮС, 2010 г.

Все знают: кино родом из Франции. Однако если потрудиться вспомнить что-то конкретное о французском кинематографе, то в мыслях появится стандартный набор имён и названий: Братья Люмьер, «Новая волна» и Шербурские зонтики. Между тем, страна, «породившая» «седьмое искусство», ещё и наградила его захватывающей историей. Проследить все этапы становления и развития cinema francais можно, прочитав работу  Владимира Виноградова «Стилевые направления французского кинематографа».  

Книга с длинным, отпугивающим, названием, на самом деле, оказывается занимательной историей о Кино с большой буквы. Имена, названия, анализ фильмов, исторические перипетии кинопроцесса - в этой книге найдётся всё, что может заинтересовать увлечённого синефила. «Историко-теоретическое исследование», как сам автор именует своё творение, включает в себя 8 глав, описывающих основные этапы развития национального кинематографа Франции. Люмьеровский этап, «поэтический реализм», три стадии авангардного кино, «новая волна», барокко и так далее. МельесБрессонРенеКоктоГодарКлузо и другие. Начиная с рассказов о camera obscura и camera lucida, о, наполненных магией и тайной, первых сеансах, автор в режиме медленной перемотки «прокручивает» историю французского кино.

Развитие «седьмого искусства» Виноградов понимает в морских терминах. Смена стилей, периодов развития представляются ему «движением эстетических волн». Этап зарождения сменяется кризисным временем, прогресс «перетекает» в регресс, а неудачные эксперименты превращаются в головокружительные премьеры.

Автор «Стилевых направлений…» делает акцент на том, что история французского киноискусства - это история взаимодействия двух начал: художественного и документального. В этом смысле Владимир Виноградов раскрывает сущность кино в целом – это баланс выдумки и «фотографии», реальное движение придуманной картинки. На примере кинопроцесса одной страны, он «вскрывает» суть понятий, которыми оперирует мировое кинематографическое пространство. Что такое «сакральная ось»? В чём суть концепции "камера-перо"К чему может привести «диктатура сценария»? В книге мы встречаем не просто анализ французского движения кино-процесса, мы познаём «Великое Немое» в его основных противоречиях, принципах и тенденциях.
Несмотря на кажущуюся специфичность, эта книга отнюдь не только о «движущихся картинках». Кино, как и любое искусство, взаимодействует с миром. Виноградов подмечает эти связующие нити. В книге находят отражение политика, исторические события, основные вехи в развитии арта. Он обращается к таким ярким эпохам в искусстве кино, как авангард 20-х, «Новая волна», в связи с которыми, на страницах появляется анализ инсталляций Марселя Дюшана, отрывки дадаистских манифестов, хроники противостояния Шарлю де Голлю  и революционных восстаний 68-ого года. Так, книга представляет собой не только погружение в мир кино, но ещё и качественный экскурс в историю искусств. 

Кино-футуризм по Плахову
Андрей Плахов «Режиссеры будущего. Индивидуалисты и универсалы»
Издательство: Амфора/Сеанс, 2009 г.

София Коппола, Алексей Герман-младший, Алехандро Гонсалес Иньярриту, Кирилл Серебренников, Стивен Содерберг.  Фатих Акин, Майкл Уинтерботтом, Абделатиф Кешиш, Цзя Чжанке, Маттео Гарроне. Эти имена знают все или никто. Современное кино – самое противоречивое. Кто-то досрочно «записан» в классики, кто-то незаслуженно обделён вниманием. «Неслучайную» выборку из самых тенденциозных режиссёров актуального кинематографа сделал мэтр российской кинокритики Андрей Плахов в книге «Режиссеры будущего. Индивидуалисты и универсалы».

Критика Плахова сочная. Его статьи не напоминают нудные изыскания высоколобых критиков. Ловко компилируя судьбы героев и национального кино, исследование творческого пути режиссёра и анализ отдельных картин, он «выходит» на широкие обобщения и четко артикулирует новые тренды. Но главное, главное! Пишет так, что из каждого эссе непременно хочется выписать несколько фильмов для просмотра.
Подобные сборники рецензий практически стали «фишкой» автора. На его счету множество книг-компеляций, включающих обзоры творчества самых разных режиссёров. «Режиссеры будущего. Индивидуалисты и универсалы» - это одна из трёх работ одной серии. Примерно за год до её выхода, читатели встретили два тома о кино «сегодня» («Режиссеры настоящего: Визионеры и мегаломаны» и «Режиссеры настоящего: Радикалы и минималисты»). Говорят, планируется выпустить ещё одну часть – уже об авторах «прошлого».  

Кино будущего – маргинально-коммерческое и поставторское. Сценарий будущего – пазл, мозаика, сериальная история с артистической амбицией. Режиссёры будущего конвергентны, маргинальны и предельно экстремальны. Они не бунтуют, как «нововолновцы», но "папочкино кино" им чуждо в той же мере, как и пионерам французской кино-революции 60-х. Современные авторы, по точному определению Плахова, «не синематечные крысы, а фрики из видеомагазинов». Приверженность к новой технике съёмки, жанровым миксам, не отрицает того, что современные художники воспринимают кино, как инструмент порождения смыслов. Важная особенность режиссеров будущего – они хотят снимать авторское кино и быть интересными людям.

Невзирая на то, что книга вышла в 2009 году, устаревшей в стремительном мире кино назвать ее нельзя. Писатель осмысляет не только творчество современных, актуальных режиссеров, но и предлагает серьезную ретроспективу кинематографа в целом. Плахов выступает отнюдь не в роли кино-пророка, но критика и мыслителя, который пытается соотнести три координаты кинопроцесса: вчера, сегодня, завтра.

Название книги – маленькая хитрость, в которой автор признаётся ещё во вступлении. И в конце чтения понимаешь почему. 16 героев книги – это режиссёры не будущего, а предельно конкретного настоящего. Однако, как подчёркивает критик, они задают тон, проецируют на свои экраны то, что будет нормой в кино-реальности потом. Таким образом, плаховские режиссёры будущего – это классики «в проекте», на которых будут полагаться, или, от творчества которых, будут отталкиваться ещё не родившиеся авторы кино. 

Лулу без Голливуда
Луиза Брукс «Лулу в Голливуде»
Издательство: Rosebud Publishing

Короткий боб, подведенные глаза, алые губы и обязательное атласное платье на бретелях. Это портрет любой модной девушки 20-х годов. Ещё это неизменный образ той, что вошла в мир кино под кокетливым прозвищем Лулу. Воспоминания загадочной и независимой актрисы эпохи немого кино можно найти в книге «Лулу в Голливуде» издательства Rosebud Publishing.

Рукопись Луизы Брукс — не мемуары в привычном понимании. Лулу в книге играет одну роль, которая удавалась ей всегда, - роль актрисы. В воспоминаниях мы не найдём ностальгии по детству, родителям, здесь нет историй о первой любви. В воспоминаниях – жизнь актрисы. На сцене, за сценой, без сцены.  
Большая часть книги – это истории «закулисной жизни» Голливуда 20-х – эпохи джаза, мартини и ФицджеральдаИ Луиза рассказывает о себе, как об исполнительнице главной роли. Она проводила все ночи на вечеринках, любезничала с богатыми поклонниками, которые, как она язвительно замечает в мемуарах, «были готовы подарить девушке шубу только за одно свидание». Большое количество иллюстраций, кадры из редких и несохранившихся фильмов, личные фотографии актрисы сопровождают буйную историю «пьяного» Нью-Йорка.
«Она олицетворяет собою всё, что кино заново открыло в последние годы немого периода, - полную естественность и полноту. Её искусство настолько чисто, что становится практически невидимым», - говорил директор «Французской синематеки» Анри Ланглуа. В её таланте никто не мог усомниться, а под её очарование попадали без исключения все. Однако история её кино-карьеры коротка и противоречива. Луиза стала известной благодаря культовой картине Георга Пабста "Ящик Пандоры".  Эта работа с немецким режиссёром принесла в её жизнь одновременно славу и драму. Она всегда была той, которая жила, работала и… «покупалась» в Голливуде, но мечтала о независимом, европейском кино. После успеха «Ящика Пандоры», строптивая Лулу бросила Голливуд, но Европе в конечном счёте оказалась не нужна. Приход звукового кино укрепил статус «Лулу без Голливуда» вплоть до 60-х, когда она ненадолго вернулась в мир кинематографа, благодаря почитанию «нововолновцев».  

Эта весёлая, яркая история взбалмошной кокетки (которая, по сути, кокеткой никогда и не была), в конце концов, оказывается трагична, как и всякая история успешных, блистательных див Кино. «Лулу в Голливуде» - это история Мэрилин Монро, Одри Хэпберн, Грэйс Келли, вот только она дива «немого» кино – эпохи слишком далёкой от нас, но потому более привлекательной и загадочной. 

Книги для рецензирования предоставлены независимым книжным магазином "Пиотровский".




6365
0
9 декабря 2011
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".