A A A






Алина Ширинкина

В ожидании Годара
Виноградов В. Антикинематограф Ж.-Л. Годара, или "Мертвецы в отпуске". Изд-во «Канон+РООИ "Реабилитация"», 2013. – 280 с.

Кажется, весь мир затаился и ждёт: конец света – что там? Мы же практически уверены – Новый год и «новая волна». Книга об идейном вдохновителе, душе и «первой камере» французской «новой волны» Жан-Люке Годаре помечена следующим годом. Его ещё нет, 2013-го, а книга вот она – в руках.

Автор «Антикинематографа Ж.Л. Годара…» Владимир Виноградов – уже известный нам автор – пару лет назад он написал занимательное исследование французского кинематографа. В этот раз Виноградов скрупулезно погружается в мир маэстро Годара – исследует перипетии его творческого пути от «новой волны» до анархистского бунта против киноистории.

Сам автор признаётся: «Хотелось просто проследовать по лабиринту идей Годара». От того, кажется, книга предназначена для настоящих синефилов: в ней и размышления о «киноправде» Дзиги Вертова, и отсылки к традиции filmnoir. Но увлекательность подборок кино-фактов и бесчисленных цитат-выстрелов режиссёра превращают занудную книгу для «синематечных крыс» (как сами себя называли великие синефилы) в сокровищницу живых историй того времени.

Годар – знаковая фигура французского и мирового кинематографа, Владимир Виноградов – признанный киновед и доктор искусствоведения. Эти опытные бунтари всё так же влекут за собой молодых, дерзких и бескомпромиссных. Годар – шокируюшими фильмами, Виноградов – удивительным изданием «Антикинематограф Ж.-Л. Годара, или "Мертвецы в отпуске".


Наше всё
Бояджиева Л. Андрей Тарковский – Жизнь на кресте. Изд-во «Альпина нон-фикшн», 2012. – 317 с.

Тарковский – как Пушкин отечественного кинематографа. Наше всё. Он – классик кино, он – национальная гордость, он – благодатная проблема для киноведов. Поэтому неудивительно, что именно об Андрее Тарковском в год выходит не одна и не две книги. Однако работа Людмилы Бояджиевой выгодно отличается от других своим жанром: это документальный роман.

Таким определением Бояджиева как бы признаётся, что любая попытка описать чужую жизнь – это всегда творческая интерпретация. Основанная на фактах художественная выдумка. К тому же, разве жизнь классика может поместиться в малую литературную форму? Нет, только роман. И здесь уже всё по правилам: положительные и не очень герои, исторические обстоятельства, замысловатая сюжетная линия и, наконец, он – главный герой.

Тарковский в этой книге не предстаёт в каноническом образе современного гения, иконы русской кинематографии 1960-х. Автор показывает его как человека со своими ошибками, неурядицами и нелицеприятными поступками. В книге соблюдается взвешенный компромисс между личным и творческим. На фоне реальной истории кино «в лицах» происходят простые человеческие драмы и трагедии. Однако вряд ли про тщательно нарисованного Бояджиевой Тарковского можно было бы снять фильм «Спасибо, что живой». Через преломление художественного и документального проявляются не пороки режиссёра, а сложная, горькая судьба гения от кино. Тарковский импульсивен, бескомпромиссен, требователен, но в то же время он искренне переживает за судьбу Родины, ищет света и правды в искусстве.


«Чёрное платье» французского киноведения
Бергала А., Омон Ж., Верне М., Мари М. Эстетика фильма. Изд-во «НЛО», 2012. – 248 с.

«Эстетика фильма» - в названии книги раскрывается главная национальная французская черта: умение делать вещи просто, но со вкусом. Как знаменитое черное платье Коко Шанель, эта небольшая изящная книга являет собой соединение простоты и глубины смысла. Чуть больше двухсот страниц «Эстетики…» вмещают в себя ответы на бесчисленные вопросы: отражает ли кино реальность или создает свою, фильмическую? Каковы функции монтажа? В чем специфика киноповествования? Какие коды и условности использует кинематограф? Текст в кадре, четыре типа репрезентации истории, «кинодиалектика» по Эйзенштейну – кажется, если усвоить всё это, можно стать профессионалом не хуже Феллини и Антониони.

Книга о кино не мыслима без иллюстраций. Так и здесь мы встретим кадровые разбивки фильмов Хичкока, примеры монтажных переходов Эйзенштейна, «дышащие» кадры Жана Кокто. Французские специалисты учат грамматике кино, как старательные матери учат детей читать. По слогам, по кадрам.

У себя на родине книга уже стала классикой– впервые она вышла в 1983 году и с тех пор выдержала не одно переиздание. Вряд ли она останется незамеченной и на российских полках. Ведь скрупулёзный анализ кино-базиса, без отвлечений на историю, философию, поэзию, делает работу Жака Омона и его коллег поистине уникальной для тех, кто хочет научиться смотреть на экран более осознанно.


Книги для рецензирования предоставлены независимым книжным магазином "Пиотровский".

6081
1
21 мая 2013
Комментарии
DEMO 21 мая 2013
Хороший текст!


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".