A A A






За несколько дней до открытия «Флаэртианы-2011» председатель жюри фестиваля –  французский режиссер Томас Бальмес, автор документального блокбастера «Малыши», побеседовал с корреспондентом «ВУЗ-Флаэртианы».  

- Томас, ваше творчество и концепция «Флаэртианы» во многом схожи: это классическое документальное кино, в котором показана живая жизнь и реальные люди. Стало ли для вас неожиданностью приглашение возглавить жюри пермского фестиваля?

- Это был приятный сюрприз. Я был в Москве, на презентации своего фильма «Малыши», когда организаторы «Флаэртианы» предложили мне принять участие в нынешнем фестивале. И я сказал: почему бы и нет? И, как видите, сдержал обещание, я приеду! 

- Не пугает расстояние? 

- Россия - одна из моих любимых стран, и мне интересно посмотреть еще один русский город. К тому же я слышал разные впечатления о Перми. Например, один из моих ассистентов однажды сказал, что это самый депрессивный город, который он знает. Но я хочу увидеть Пермь своими глазами. 

Что касается фестиваля, то я очень рад, что смогу еще раз приехать в Россию и познакомиться с новыми кинолентами. Фильмы, которые обычно выбирает фестиваль «Флаэртиана», очень важны. Это настоящая кинодокументалистика, которую к тому же становится все сложнее снимать.

- Связано ли это с проблемами продюсирования документального кино?

- Да, именно так. Продюсировать такие фильмы, мягко говоря, не просто. Во-первых, нет свободного телевизионного времени. Телевидение рассчитано на коммерческий продукт, а документальное кино – это не продукт, который создают, чтобы продать. Во-вторых, всем известно, что документальное кино не пользуется такой популярностью, как игровое. И, в-третьих, - кстати, всё это взаимосвязано, -  телевидение убивает настоящий док, его уникальность, делая скучные идеологические или журналистские фильмы о «суровой жизни». ТВ предлагает упрощенную документалистику.

- А вы - думаете о вашей будущей аудитории и ее интересах, когда снимаете фильм? Или для вас важнее выразить свою идею в «чистом виде»?

- Важна комбинация того и другого. Это некая внутренняя нацеленность на результат. Я думаю о том, что хочу снять, но одновременно я снимаю то, что будет интересно смотреть. Но я никогда не иду на поводу у телевизионных компаний, которые боятся документальных фильмов. Они боятся всего, что якобы не будет смотреться. Боятся неизвестного и нового. В конечном итоге, конечно, боятся потерять деньги.

Но всё это не должно касаться режиссера. В идеале ему нужно отгородиться от чужих страхов, продюсеров и телевизионных агентов. Режиссер должен делать то, что задумал. Я никогда не иду на компромиссы ни с чем, что касается моих личных инстинктов. Да, это немного опасно, но это игра со свободой, которая у меня есть.

- Но авторское творчество требует не только внутренней, но и финансовой свободы… 

- Да. И что касается второй, то, к счастью, у меня есть другие источники дохода, чтобы обеспечивать свою семью и снимать фильмы. 

- Судя по вашим картинам, для вас важна идея интернационализма. При этом вы не глобалист. 

- Это действительно важно для меня. Хотя я бы не сказал, что это главная идея моего творчества. «Малыши» были представлены многими журналистами как фильм о том, как «вообще» быть человеком и жить в мире. Я согласен, но зритель вправе делать свои выводы. Я предпочитаю описывать мою работу как изменение парадигм. Снимать фильм так, чтобы сместить акценты с привычных на новые. Показать, как видят мир другие и разные люди.

Меня вообще больше интересуют различия, чем сходства. В этих различиях может скрываться  совершенно простое, но новое для нас решение. Те же «Малыши» - каждый, кто посмотрел фильм, мог убедиться, что ребенку нужна свобода, ему иногда нужно побыть наедине с собой, как это происходит с детьми из Намибии и Монголии. Кроме того, они прекрасно чувствуют себя без игрушек или техники – хватает игр на природе. Методы воспитания в Намибии сильно отличаются, например, от того, как воспитывают американскую девочку. В этом проявляется различие. Но мне кажется, что и у тех, и у других родителей есть чему научиться.  

- Фильм «Малыши» длится почти полтора часа. Есть ли некий скрытый смысл в том, что трендом современного документального кино становятся объемные полнометражные картины?  

- В нашем случае это изначально было связано с тем, что мы сняли много материала. Но действительно, есть и другие причины. Захотелось поменять привычный ракурс во взгляде на детей и на мир в целом. Каждый день с помощью интернета мы узнаем о различных событиях, и создается впечатление, что мир вокруг несется с неимоверной скоростью. Но эта скорость не влияет на многие базовые вещи – на то, как появляется первая улыбка ребенка, как делается его первый шаг. Мы собрали простые истории о том, как растут дети в разных точках планеты. День за днем они открывают что-то новое для себя, какие-то мелочи, важные для них. К тому же я стремился к тотальной объективности, я показал так, как было на самом деле – зритель может смотреть и сам делать выводы.  

- «Малыши» - казалось бы, такая простая история. Но это очень глубокая работа, и притом в ней столько юмора! Откройте ваш секрет: как удается совместить серьёзное и смешное? И насколько документальное кино может  позволить себе быть развлечением?  

- Что касается меня, то я просто не могу быть вовлеченным ни в какой проект, если он не развлекает меня. Снимая или продюсируя что-то, в чем нет юмора, мне станет скучно, а так работа не пойдет. Не говоря уже о тех фильмах, над которыми работаешь один, два года, несколько лет. Юмор – это ключевой и решающий фактор для меня. А насчет документального кино в целом – я уверен, что развлекательный момент никогда не помешает. У меня есть немало примеров, когда я смотрел хорошо сделанные, но скучные фильмы. Для меня важнее те картины, героев которых я запомнил на всю жизнь. Хотя, конечно, при этом фильм должен содержать универсальные и очень серьезные идеи. 

- Фестивальные дни приближаются. Думали ли вы о том, с каких позиций будете оценивать фильмы?

- Я пойму это после того, как посмотрю конкурсные работы. Но для меня важно, чтобы фильм тронул, задел меня. Мне бы хотелось видеть, что снятые картины -  не продукт, который произвели по четко выверенным критериям его будущей платежеспособности, фильм должен родиться из сознания режиссера. Я ищу такие сцены в документальных фильмах, которые отражали бы реальность. Они должны быть неповторимыми. Снять то, что нельзя повторить. Вы знаете, наверное, как говорит Виктор Косаковский: идеальный кадр - неповторимый. Сама ситуация должна быть неповторима, и снята она должна быть неповторимым образом. С героем в фильме должны происходить реальные и зримые изменения, и если режиссер сможет уловить их связь с жизнью, то у него получится хороший фильм.

- Что вы думаете о российских режиссерах документального кино?

- Я считаю, что ваши режиссеры отличаются независимостью взгляда, и поэтому среди их картин можно встретить прекрасные документальные фильмы. Они не так зависят от коммерческого телевидения, как, например, американские режиссеры. А сегодня важнее всего, на мой взгляд, быть свободным от коммерческого вещания. Это большая проблема: множество людей зависимы от ТВ, а оно далеко не всегда представляет фильмы с глубоким содержанием, хорошими кадрами и оригинальной идеей.

- И напоследок, что бы вы посоветовали молодым режиссерам? Что им смотреть, читать?

- Это напоминает вопрос к умудренному старцу (смеется). Позвольте подумать. Я могу посоветовать лишь одно: снимать фильмы, которые нельзя повторить. Выражать свою уникальность, найти свою форму, своё лицо. Конечно, нужно изучать философию, литературу, историю кино - но не для съемок как таковых, а для воспитания в себе личности. Превращайте свою уникальность в визуальное искусство. Потому что легко повторять то, что снимали другие, - но это будете уже не вы.

5244
0
10 мая 2013
Комментарии


Войти через социальные сети:

№4 (4) декабрь 2014

Интервью с Павлом Печенкиным о фильме "Варлам Шаламов. Опыт юноши", признанном лучшим среди документальных участников на фестивале "Сталкер", репортажи с "Кинопробы" и мастер-класса Любови Мульменко, беседа с критиком журнала "Сеанс" Марией Кувшиновой, рецензии на "Как меня зовут" и "Неизвестный фронт. КУБ против Цеппелина", очерк о новой книге нон-фикш Владимира Киршина и многое другое - читайте в декабрьском выпуске газеты "Субтитры".